avatar

Верблюд, лев, ребенок. ОШО

Человек не рождается совершенным. Он рождается незаконченным. Он рождается процессом. Он рождается в дороге, в паломничестве. В этом его агония и его экстаз — агония, потому что он не может отдыхать, он должен продвигаться вперед, всегда продвигаться вперед. Он должен искать, исследовать и открывать, он должен становиться, потому что его существо возникает только в становлении. Становление — его существо. Он может существовать только в движении.

Эволюция неотъемлемо свойственна природе человека, эволюция — сама его душа. И те, кто принимает себя как данность, остаются неосуществленными, те, кто думает, что они родились законченными, остаются неразвитыми. Тогда семя остается семенем, никогда не становясь деревом, и никогда не узнает радостей весны, солнца и дождя, никогда не узнает экстаза того, чтобы расцвести миллионами цветов.

Цветение есть осуществленность, цветение и есть то, что подразумевается под Богом — внезапно расцвести миллионами цветов. Когда потенциал воплощается в действительность, — только тогда человек осуществлен. Человек рождается как потенциал, это уникальное свойство человека. Все остальные животные рождаются законченными, рождаются такими, какими и умрут. Между их рождением и смертью не происходит никакой эволюции, они живут на одном и том же плане, не претерпевая никакой трансформации. В их жизни не происходит никакой радикальной перемены. Они движутся горизонтально, вертикальное никогда в них не проникает.

Если человек также станет двигаться горизонтально, он не востребует свою человечность, не станет душой. Именно это подразумевал Гурджиев, когда говорил, что не у всех людей есть души. Очень редко бывает, что у человека есть душа. Это очень странное утверждение, потому что вам веками говорили, что вы рождаетесь с душой. Гурджиев говорит, что вы рождаетесь только с потенциалом, способным стать душой, не с реальной душой. Вы несете набросок, но этот набросок должен быть разработан. Вы содержите семя, но должны найти подходящую почву, время года, нужный климат и правильный момент для цветения, для роста.

Двигаясь горизонтально, вы остаетесь без души. Когда в вас проникает вертикальное, вы становитесь душой. «Душа» означает, что в горизонтальное проникло вертикальное. Или, например, вы можете представить себе гусеницу, кокон и бабочку.

Человек рождается личинкой. К несчастью, многие личинками и умирают, очень немногие становятся гусеницами. Личинка статична, она не знает никакого движения, она остается застывшей в одном и том же состоянии, в одном и том же месте, в одной и той же стадии. Очень немногие люди вырастают в гусениц. Гусеница начинает двигаться; входит динамика. Личинка статична; гусеница подвижна. С движением просыпается жизнь. Опять-таки, многие остаются гусеницами: они продолжают двигаться горизонтально, на одном и том же плане, в одном и том же измерении. Изредка человек, такой как Будда — или Джалалуддин Руми, или Иисус, или Кабир, — совершает квантовый скачок и становится бабочкой. Тогда входит вертикальное.

Личинка статична; гусеница движется, знает движение; бабочка летает, знает высоту, начинает двигаться вверх. У бабочки вырастают крылья; в этих крыльях состоит цель. Пока у вас не вырастут крылья, и вы не станете крылатым явлением, у вас не будет души.

Истина реализуется в трех стадиях: усвоение, независимость и творчество. Помните эти три слова; они очень плодотворны. Ассимиляция, усвоение — это функция личинки. Она просто усваивает пищу, готовится стать гусеницей. Это приспособление, это резервуар. Когда энергия будет готова, она станет гусеницей. Прежде чем совершить движение, вам понадобится огромная энергия, чтобы двигаться. Личинка — это усвоение; когда оно закончено, работа сделана.

Тогда начинается вторая стадия, независимость. Личинка отброшена. Теперь незачем оставаться на одном месте. Пришло время исследовать, пришло время для приключения. Настоящая жизнь начинается с движением, независимостью. Личинка остается зависимой, заключенной, закованной в цепи. Гусеница разорвала цепи и начинает двигаться. Лед растаял, он больше не твердый. Личинка остается в замороженном состоянии. Гусеница — это движение, она подобна реке.

И затем приходит третья стадия — стадия творчества. Независимость сама по себе не много значит. Просто будучи независимыми, вы не придете к осуществленности. Вырваться из тюрьмы хорошо, но зачем? Независимость ради чего? Свобода для чего?

Помните, у свободы есть два аспекта: первый — свобода от, второй — свобода для. Многие люди достигают только первого рода свободы, свободы от — свободы от родителей, свободы от церкви, свободы от организации, свободы от того или другого, свободы от всех разновидностей тюрем. Но для чего? Это очень негативная свобода. Если вы знаете только свободу от, вы не знаете настоящей свободы, вы знаете только негативный ее аспект. Нужно узнать позитивный — свободу создавать, свободу быть, свободу выражать, свободу петь свою песню, танцевать свой танец. Это третье состояние, творчество.

В творчестве гусеница становится крылатым явлением, узнает вкус меда, исследует, совершает открытия, становится первопроходцем, создает. Поэтому бабочка так красива. Только творческие люди красивы, потому что только творческие люди знают великолепие жизни: у них есть глаза, чтобы видеть, уши, чтобы слышать, и сердца, чтобы чувствовать. Они живы в полной мере, они живут по максимуму. Они зажигают свой факел с обоих концов. Они живут в интенсивности, они живут в тотальности.

Или же мы можем воспользоваться метафорами, созданными Фридрихом Ницше. Он говорит, что жизнь человека можно разделить на три последовательные метаморфозы духа. Первую он называет «верблюдом», вторую — «львом», третью — «ребенком». Очень значимые метафоры… верблюд, лев и ребенок.

Каждое человеческое существо должно черпать и усваивать культурное наследие общества — его культуру, его религию, его людей. Человек должен впитать все, что предоставило ему прошлое. Он должен вобрать в себя прошлое, именно это Ницше называет стадией верблюда. Верблюд обладает способностью накапливать в своем теле огромные количества пиши и воды для тяжкого путешествия по пустыне. И в таком же положении находится человеческая индивидуальность — вы должны пересечь пустыню, взяв все прошлое. И помните, просто заучивание не поможет… усвоение. Но помните также: человек, который запоминает прошлое, запоминает потому, что не может впитать. Если вы впитали прошлое, вы свободны от прошлого. Вы можете его использовать, но оно не может использовать вас. Вы им владеете, но оно не владеет вами.

Когда вы усваиваете пищу, вам не нужно о ней помнить. Она больше не существует отдельно от вас: она стала вашей кровью, плотью, мозгом костей; она стала вами.

Прошлое нужно переварить. В прошлом нет ничего плохого. Вам не нужно начинать с самых азов, потому что, если бы каждой индивидуальности приходилось начинать с самых азов, не было бы большой эволюции. Именно поэтому животные не эволюционируют. Собака остается такой же, какой была миллионы лет назад. Только человек — эволюционирующее животное. Откуда берется эта эволюция? Она вызвана тем, что человек — единственное животное, способное присваивать прошлое. Как только прошлое усвоено, вы от него свободны. Вы можете двигаться в свободе и использовать прошлое. Иначе вам придется пережить слишком много опытов; ваша жизнь будет потрачена впустую.

Вы можете стать на плечи своим отцам и праотцам, их отцам и праотцам. Человек продолжает становиться на плечи каждого ему предшествующего, поэтому он достигает таких высот. Собаки не могут достичь высот, волки не могут их достичь; они полагаются только на себя. Их собственный рост — это их высота. В вашей высоте есть Будда, есть Христос, есть Патанджали, есть Моисей, есть Лао-цзы. Чем больше усвоено, тем выше вы стоите. Вы можете смотреть с вершины горы, у вас огромные возможности обзора.

Впитывайте как можно больше. Не ограничивайтесь собственным народом. Впитывайте все прошлое, всех народов, всей земли; будьте гражданами планеты Земля. Не стоит оставаться ограниченными христианством, исламом или индуизмом. Вбирайте все! Коран — ваш. Библия — ваша, как и Талмуд, и Веды, и Дао-де-Дзин; все они — ваши. Усваивайте все, и чем более вы впитаете, тем выше будет вершина, на которой вы можете стоять и с которой можете смотреть, и вашими станут дальние страны, и дальние виды.

Это Ницше называет стадией верблюда, но не застывайте в ней. Человек должен двигаться. Верблюд остается личинкой, верблюд накапливает. Но если вы застынете в этом состоянии и навсегда останетесь верблюдом, то не узнаете красот и благословений жизни. Так вы никогда не узнаете Бога. Вы останетесь застывшими в прошлом. Верблюд может накапливать прошлое, но не умеет им пользоваться.

В ходе развития личности наступает время, когда верблюд должен стать львом. Лев переходит к тому, чтобы разорвать на части гигантское чудовище, которое называется «тебе возбраняется». Лев в человеке рычит и восстает против всякой власти над собой.

Лев — это реакция, бунт против верблюда. Теперь индивидуальность находит в своем собственном свете источник всех подлинных ценностей. Человек начинает осознавать свой самый главный долг перед лицом собственного внутреннего творчества, собственного глубочайшего скрытого потенциала. Некоторые остаются застывшими в стадии льва: они продолжают и продолжают рычать и изнуряют себя этим рычанием.

Стать львом хорошо, но человеку предстоит совершить еще один прыжок — и этот прыжок состоит в том, чтобы стать ребенком.

Каждый из вас был ребенком. Но те, кто знает, скажут, что это первое детство — ложное детство. Оно как молочные зубы; они только выглядят как зубы, но ими нельзя пользоваться всю жизнь; им предстоит выпасть. После них рождаются настоящие зубы. Первое детство — это ложное детство, второе детство — настоящее. Это второе детство названо стадией ребенка, или стадией мудреца — что значит одно и то же. Пока человек не станет полностью невинным, свободным от прошлого, свободным настолько, чтобы не быть даже против прошлого… Помните это: человек, который все еще против прошлого, не свободен по-настоящему. У него все еще есть какие-то жалобы, недовольства, какие-то раны. Верблюд все еще витает вокруг него, и тень верблюда все еще за ним следует. Лев есть, но он все еще так или иначе боится верблюда, опасается, что он может вернуться.

Когда боязнь возвращения верблюда полностью исчезает, рычанье льва прекращается. Тогда рождается песня ребенка.

Я бы хотел, чтобы вы проникли в эти стадии глубоко и внимательно, потому что они безмерно ценны.

В стадии верблюда, в усвоении, человек очень похож на ребенка в утробе матери, который не делает ничего, а просто продолжает поглощать мать, становится больше и больше, приготавливаясь к конечному прыжку выхода в мир. В этот момент у ребенка нет другой работы: девять месяцев в чреве матери он ест и спит, спит и ест. Он продолжает спать и есть; это его единственные функции. Даже после того, как ребенок рождается, много месяцев он будет делать только это — есть и спать. Мало-помалу сна будет становиться меньше и меньше, еды будет становиться меньше и меньше. Он готов, готов стать индивидуальностью — и в то мгновение, когда ребенок готов стать индивидуальностью, появляется непослушание. Ребенок начинает говорить «нет», непрерывное «да» мало-помалу исчезает. Послушание умирает, рождается непослушание.

Пока человек не станет полностью невинным, свободным от прошлого, свободным настолько, чтобы не быть даже против прошлого… Помните зто: человек, который все еще против прошлого, не свободен по-настоящему. У него все еще есть какие-то жалобы, недовольства, какие-то раны.

Состояние верблюда — это состояние слияния. Верблюд не умеет говорить «нет». Верблюду «нет» незнакомо. Он знает только «да». Его «да» не может быть очень глубоким; потому что без «нет» ваше «да» не может быть очень глубоким: ему приходится оставаться поверхностным. Человек, который не умеет говорить «нет», — как он может по-настоящему сказать «да»? Его «да» будет бессильным. «Да» верблюда бессильно. Верблюд не знает, что происходит; он продолжает только говорить «да», потому что это единственное слово, которому его научили. Послушание, верование — это характеристики стадии, называемой «верблюдом». Адам был в этом состоянии, прежде чем съел плод Древа Познания, и это состояние переживает каждое человеческое существо.

Это состояние — предумственное и предличностное. Ума еще нет. Ум растет, но это не законченное явление; оно очень расплывчато, двусмысленно, зыбко, туманно. Личность находится на пути к становлению, но лишь на пути; в ней нет ничего четкого и очерченного. Ребенок еще не знает себя как отдельное существо. Адам, прежде чем съесть плод, был частью Бога. Он был в чреве Бога, был послушным, всегда говорил «да», но он не был независимым. Независимость входит лишь через двери «нет»; через двери «да» — только зависимость. Таким образом, в стадии верблюда есть зависимость, беспомощность. «Другой» важнее, чем ваше собственное существо: важнее Бог, важнее отец, важнее мать, важнее общество, важнее священник, важнее политик. Важны все, кроме вас; важен «другой», вас пока еще нет. Это очень бессознательное состояние. Большинство людей застывает в нем; они остаются верблюдами. Почти девяносто девять процентов человечества остается верблюдами.

Это очень печальное положение дел — девяносто девять процентов человеческих существ остается личинками. Именно поэтому в мире столько несчастья и нет радости. И вы можете продолжать искать радость вовне, но не найдете, потому что радость дается не оттуда, не снаружи. Пока вы не станете ребенком — и не будет достигнута третья стадия — пока вы не станете бабочкой, то не сможете узнать радость. Радость — не что-то, даваемое снаружи, это видение, растущее у вас внутри. Она возможна только в третьей стадии.

Первая стадия — стадия страдания, третья стадия — стадия блаженства, и между ними — стадия льва, которая иногда несчастна, иногда приятна, иногда болезненна, иногда радостна.

В стадии верблюда вы — попугаи. Вы — только резервуары памяти, ничего больше. Вся ваша жизнь состоит из верований, данных вам другими. Именно здесь вы найдете христиан и мусульман, индуистов, джайнов и буддистов. Войдите в церкви, храмы и мечети, и вы найдете большие скопления верблюдов. Вы не найдете ни одного человеческого существа. Они продолжают повторять, как попугаи. Я слышал историю:

“Есть история о том, как один средневековый рыцарь пришел на курсы при местной школе умерщвления драконов. Эти специализированные занятия, которые проводил волшебник Мерлин, посещало еще несколько молодых рыцарей.

В первый же день наш антигерой пришел к Мерлину, чтобы поставить его в известность, что он, скорее всего, не сможет хорошо справиться с заданиями, потому что он трус, и что он уверен, что окажется слишком испуганным и неумелым, чтобы сразить дракона. Мерлин сказал этому трусливому молодому рыцарю, чтобы он не беспокоился, потому что получит специальный волшебный меч для сражения с драконом. С таким мечом в руках не останется ни малейшей возможности не преуспеть в умерщвлении дракона. Рыцарь пришел в восторг оттого, что получит такую официальную волшебную помощь, посредством которой любой рыцарь, каким бы он ни был второсортным, сможет убить дракона. Начиная с самой первой командировки, с волшебным мечом в руках этот трусливый рыцарь поражал дракона за драконом, освобождая одну прекрасную даму за другой.

Однажды, когда дело близилось к концу семестра, Мерлин устроил неожиданный зачет в классе, который посещал молодой рыцарь. Студенты должны были выйти в поле и убить дракона в тот же самый день. В пылу волнения, когда все молодые рыцари бросились наружу, чтобы доказать свою храбрость, наш антигерой вытащил из стойки не тот меч. Вскоре он оказался у входа в пещеру, из которой он должен был освободить плененную прекрасную даму. Ее огнедышащий поработитель бросился наружу. Не зная, что он выбрал неправильное оружие, молодой рыцарь выхватил меч, готовясь низвергнуть нападающего дракона. Когда он уже собрался нанести удар, он заметил, что взял не тот меч. То был не волшебный меч, но просто обычный, подходящий только хорошим рыцарям.

Но останавливаться было слишком поздно. Он опустил обычный меч тренированным движением руки, и, к его удивлению и восторгу, голова еще одного дракона была отрублена.

Вернувшись в класс с головой дракона, привязанной к поясу, с мечом в руке и прекрасной дамой в кильватере, он поспешил рассказать Мерлину о своей ошибке и необъяснимой победе.

Выслушав историю молодого рыцаря, Мерлин рассмеялся. Вот что он сказал в ответ:

— Я думал, ты уже догадался: ни один из мечей не волшебный и никогда им не был. Единственное волшебство было в веровании”.

Верблюд живет в волшебстве верования. Оно работает. Оно может творить чудеса. Но верблюд остается верблюдом; роста не происходит.

Люди, которые молятся в храмах и церквях, находятся под влиянием верования. Они не знают, что такое Бог, они никогда не чувствовали ничего подобного; они только верят. И волшебство их верования постоянно делает для них определенные вещи, но все это только плод воображения, своего рода мир грез. Они не вышли из бессознательного, из сна. И помните, я не говорю, что эта стадия не нужна; она необходима, но, как только она закончена, человек должен из нее выпрыгнуть. Он не должен всегда оставаться верблюдом.

И не испытывайте гнева на родителей, или учителей, или священников, или на общество, потому что они должны были создать в вас определенного рода послушание — потому что только в послушании вы способны к усвоению опыта.

Отец должен учить, мать должна учить, а ребенок должен просто поглощать. Если преждевременно возникнет сомнение, усвоение остановится.

Просто представьте себе ребенка, который в утробе матери начнет сомневаться — он умрет — потому что начнет сомневаться, принимать ли ему пищу у этой женщины, или действительно ли эта пища для него питательна: «Как знать, может быть, она ядовита?» — спать двадцать четыре часа или нет? — потому что это слишком много: спать двадцать четыре часа, девять месяцев. Если ребенок начнет испытывать малейшие сомнения, в этом сомнении ребенок умрет. И все же приходит день, когда сомнение нужно впитать, когда сомнению нужно научиться. Всему свое время. Каждый отец встает перед проблемой: что говорить сыну? Каждая мать сталкивается с проблемой: чему учить дочь? Каждый учитель беспокоится: что должно быть передано новому поколению? В прошлом было много, много моментов славы, много вершин понимания, много заключений, которые нужно передать ребенку.

В первой стадии каждому приходится быть верблюдом, говорить «да», верить во все, что ему дается, впитывать, переваривать, но это только начало путешествия, не конец.

Вторая стадия — трудная. Первую стадию вам дает общество; именно поэтому верблюдов миллионы, а львов очень мало. Общество оставляет вас в покое, когда вы становитесь совершенным верблюдом. Ничего большего, чем это, общество не может. Именно в этой точке кончается работа общества — школы, колледжа, университета. Оно оставляет вас безупречным верблюдом, дипломированным верблюдом.

Львом вы должны стать сами, помните это. Если вы не решите стать львом, то никогда им не станете. На этот риск должна пойти индивидуальность. Это азартная игра. Это также и очень опасно, потому что, став львом, вы приведете в раздражение окружающих вас верблюдов, а верблюды — это животные, любящие спокойствие; они всегда готовы пойти на компромисс. Они не хотят, чтобы их беспокоили, они не хотят, чтобы в мире случалось ничего нового, потому что все новое беспокоит. Они против революционеров и бунтарей, и не только в великих вещах, имейте в виду — не только в отношении Сократов и Христов; они приносят великие революции, — верблюды боятся таких мелочей, что вы не поверите. Я слышал…

“В декабре 1842 года Адам Томпсон из Цинциннати наполнил первую в Соединенных Штатах ванну. Новость о ванне мистера Томпсона быстро разнеслась по стране. Газеты написали, что эта новоиспеченная затея разрушит демократическую простоту республики.

Ммм… только подумайте об этом… ванна разрушит целостность демократической республики.

… Доктора предсказывали ревматизм, воспаление легких и так далее, и тому подобное Мудрые соглашались, что в результате принятия ванны зимой сократится численность энергичного населения. Филадельфия, колыбель свободы, попыталась наложить запрет на принятие ванны с первого ноября по первое марта. Бостон в 1845 году поставил принятие ванны вне закона, иначе как по предписанию доктора, Хартфорд. Провиденс, Веллингтон и другие города попытались остановить пристрастие к принятию ванн повышением цен на воду. В штате Виржиния правительство ударило по принятию ванн, наложив налог в размере тридцати долларов ежегодно на каждую ванну, ввезенную в штат. Но к 1922 году ванн производилось 889 тысяч в год”.

Верблюды просто против чего угодно нового, не важно, что это такое. Это всего лишь ванна, но они подведут под свою враждебность рациональную базу.

В одной из частей Древней Греции долгое время существовала традиция, что, когда человек предлагал новый закон перед законодательным собранием, он делал это на платформе с веревкой, обвязанной вокруг шеи. Если закон принимался, убирали веревку, если его отвергали, убирали платформу.

Львы никем не приветствуются. Общество создает для львов все возможные трудности. Верблюды боятся таких людей. Львы беспокоят их покой, создают неудобство. Они создают в верблюдах желание стать львами — и в этом настоящая проблема.

Почему Иисус был распят? Само его присутствие… и многие верблюды начали мечтать о том, чтобы стать львами, и это беспокоило их сон и тревожило обычную, размеренную жизнь.

Почему в Будду бросали камни? Почему Махавире не разрешали входить в города? Почему Мансур был обезглавлен? Эти люди беспокоят. Они тревожат сон окружающих, продолжают рычать. Будда называл свои проповеди «Львиным Рыком».

Первое состояние, состояние верблюда, дается обществом. Второе состояние должно быть достигнуто индивидуальностью. Достигнув его, вы становитесь индивидуальностью, становитесь уникальными. Вы больше не конформист, вы больше не часть традиции. Кокон отпал: вы стали гусеницей, вы начинаете двигаться.

Состояние льва характеризуется такими свойствами, как независимость, способность сказать «нет», непослушание, бунт против «другого», против власти, против догмы, против священного писания, против церкви, против политической власти, против государства. Лев против всего! Он хочет сокрушить все и создать мир заново, более похожим на то, чего желает сердце. Его ум полон великих мечтаний и утопий. В глазах верблюдов он выглядит сумасшедшим, потому что верблюды живут в прошлом, а лев начинает жить в будущем. Возникает огромный зазор. Лев провозглашает будущее, а будущее может наступить, только если разрушено прошлое. Новый человек может войти в существование, только если старый прекратит существовать и создаст место для нового. Старое должно умереть, для того чтобы было новое. Поэтому между львом и верблюдами происходит постоянная борьба, и верблюды составляют большинство. Лев случается изредка; лев является исключением — и исключением, подтверждающим правило.

Льва характеризует не верование, его характеризует сомнение. Адам ест плод Древа Познания: рождается ум, личность становится определенным явлением. Верблюд не эгоистичен; лев очень эгоистичен. Верблюд ничего не знает об эго, лев знает только эго. Именно поэтому вы всегда найдете, что революционеры, бунтующие люди — поэты, художники, музыканты — все они очень эгоистичны. Они богемны. Они живут свою жизнь, делают все по-своему. Они ни капли не заботятся о других. Пусть остальные убираются ко всем чертям! Они больше не принадлежат никакой структуре, они становятся свободными от структур. Движение, львиный рык, обязательно будет эгоистичным. Чтобы это сделать, им нужно огромное эго.

На Востоке вы найдете больше верблюдов, на Западе вы найдете больше львов. Именно поэтому на Востоке отдача себя кажется такой легкой. Для западного ума сдаться кажется трудным. Но одно нужно помнить: восточный ум находит очень легким сдаться; именно поэтому его самоотдача не имеет большой ценности. Он уже сдался. Он не умеет говорить «нет», именно поэтому он говорит «да». Когда западный ум сдается, это очень трудно. Самоотдача требует от западного ума борьбы, но когда западный ум сдается, происходит огромная трансформация, потому что его самоотдача была тяжелой, трудной, как восхождение на гору. На Востоке самоотдача дешева, на Западе — очень дорога. Лишь немногие храбрые люди могут ее себе позволить.

Восток сдается, потому что у него нет возможности стать львом. Он чувствует, что ему очень удобно и легко сдаться, стать частью толпы, массы. Запад создал эго. Запад уделил больше внимания льву — сомнению, неверованию, эго; но каждый раз, когда западный ум сдается, происходит настоящая трансформация.

Восточный ум сдается, оставаясь верблюдом. Если сдается западный ум, есть возможность того, чтобы родился «ребенок». Когда сдается лев, он становится ребенком; когда сдается верблюд, он остается верблюдом.

Может быть, я покажусь вам парадоксальным, но если вы понимаете то, что я говорю, это будет не очень трудно, и парадокс на самом деле не будет выглядеть как парадокс. Каждую индивидуальность нужно научить эго, прежде чем она сможет его отбросить. Каждая индивидуальность должна прийти к очень кристаллизованному эго, только тогда отбрасывание его может чем-то помочь, никак по-другому.

Первая стадия, стадия верблюда, бессознательна. Вторая стадия, стадия льва, подсознательна — немного выше бессознательной. Стали возникать некоторые проблески сознания. Солнце восходит, и некоторые его лучи проникают в темную комнату, где вы спите. Бессознательное больше не бессознательно. В бессознательном что-то пробудилось; оно стало подсознательным. Но помните, эта перемена — от верблюда ко льву — не так велика, как перемена ото льва к ребенку. Эта перемена — своего рода переворот. Верблюд начинает стоять на голове и становится львом. Верблюд говорит «да», лев говорит «нет». Верблюд подчиняется, лев бунтует. Верблюд позитивен, лев негативен. Необходимо понять, что верблюд говорил «да» так много и, должно быть, подавлял «нет». «Нет» накапливается, наступает момент, когда «нет» хочет отомстить «да». Отвергнутая часть хочет взять свое. Тогда все колесо поворачивается — верблюд переворачивается вверх ногами и становится львом.

Разница между верблюдом и львом велика, но оба они существуют на одном и том же плане. Кокон статичен в одном месте; гусеница начинает двигаться, но по той же земле. Движение рождается, но план остается прежним. Первое было дано обществом: ваша верблюжья жизнь — это подарок общества. Ваша львиная жизнь будет подарком, который вы сделаете себе сами. Вы не сможете его сделать, если только вы не любите себя. Если вы не хотите стать индивидуальностью, уникальной по собственному праву, если вы не рискнете двинуться против течения, вы не сможете стать львом.

Но если вы понимаете этот механизм… в самом сердце верблюда создается лев. Снова и снова, говоря «да» и отвергая «нет», вы продолжаете накапливать «нет». И приходит день, когда говорить «да» надоедает; просто для разнообразия человеку хочется сказать «нет». Человеку надоедает позитивное, его вкус становится обыденным; ради сущего разнообразия ему хочется испытать вкус «нет».

Именно так верблюд впервые начинает мечтать о том, чтобы быть львом. И, однажды испытав вкус «нет» — сомнения, неверования, вы никогда больше не сможете быть верблюдом, потому что «нет» приносит такую легкость, такую свободу.

Большинство застывает в стадии верблюда, меньшинство застывает в стадии льва. Большинство значит массы, а меньшинство — интеллигенцию. Художник, поэт, живописец, музыкант, мыслитель, философ, революционер — они застревают на второй стадии. Они гораздо лучше верблюдов, но цель еще не достигнута полностью. Они не пришли домой. Третья стадия называется «ребенком».

Слушайте внимательно, первая стадия дается вам обществом, вторую стадию индивидуальность дает себе сама. Третья возможна, только если гусеница подходит близко к бабочке; иначе она невозможна. Как гусеница может даже подумать о том, что может сама по себе летать, что может быть крылатой? Это невозможно! Это немыслимо! Это покажется абсурдным, нелогичным. Гусеница может двигаться, но летать — это просто абсурд.

Я слышал о бабочках, которые учили гусениц, что они могут летать, но те возражали и говорили: «Нет. Может быть, это возможно для тебя, но невозможно для нас. Ты — бабочка, мы — только гусеницы! Мы умеем только ползать» И как тому, кто умеет только ползать, представить себе полет? Это другое измерение, совершенно другое измерение — вертикальное.

От верблюда до льва — это эволюция. Ото льва до ребенка — это революция. На этой стадии нужен Мастер. Общество может сделать вас верблюдом, вы сами можете сделать себя львом, но вам понадобится Мастер — один из Будд, Христов, Руми — вам понадобится бабочка, у которой есть крылья. Только с крылатым существом вы сможете начать мечтать о крыльях. Как вы можете мечтать о том, чего вообще никогда не знали? Думаете ли вы, что самое первобытное племя, живущее где-то в Гималаях, может мечтать об автомобиле? Они никогда его не видели, они не могут о нем мечтать. Мечта возможна, только когда вы что-то видите, — когда вы увидели Христа, или Будду, или Бодхидхарму и знаете, что это бывает. И эти люди выглядят точно так же, что и вы, и все же они не похожи на вас. У них такое же тело, такая же структура, но все же в их существо проникло нечто от запредельного. Запредельное вошло в них, запредельное в них очень, очень осязаемо. Если вы приблизитесь к ним с симпатией и любовью, то сможете получить некоторые проблески их внутреннего неба. И, однажды увидев это внутреннее небо, вы начнете о нем мечтать. В вас возникнет огромная жажда, как стать крылатым существом?

Это инфекция, переходящая от Мастера к ученику. Третье явление приходит при помощи Мастера. «Ребенок» означает творчество, взаимозависимость.

Первая стадия, стадия верблюда, была зависимостью; вторая стадия была независимостью; но в невинности человек познает, что нет ни зависимости, ни независимости. Существование есть взаимозависимость — все в нем зависит друг от друга. Оно все едино.

Рождается чувство целого: нет ни «я», ни «ты», ни фиксации на «да» или «нет», ни непреодолимой привычки всегда говорить «да» или всегда говорить «нет». Больше текучести, больше спонтанности; нет ни послушания, ни непослушания, — есть спонтанность. Рождается ответственность. Человек откликается на существование, не реагирует из прошлого, не реагирует из будущего.

Верблюд живет в прошлом, лев живет в будущем, ребенок живет в настоящем, здесь и сейчас. Верблюд предумствен, лев умствен, ребенок постумствен. Верблюд предличностен, лев личностен, ребенок постличностен. Именно в этом смысл состояния не-ума. Суфии называют его фаной — эго не стало, не стало «другого». Они существовали вместе, нельзя отделить одно от другого. Я-ты — части одной и той же энергии; они исчезают одновременно.

Ребенок просто есть… невыразимый, неопределимый, тайна, чудо. У верблюда есть память, у льва есть знание, у ребенка есть мудрость. Верблюд — христианин, индуист или мусульманин, теист. Лев — атеист. Ребенок же просто религиозен — не теист, не атеист, не индуист, не мусульманин, не христианин, не коммунист; лишь простая религиозность, качество любви и невинности.

Адам ест плод, становится львом. Адам, прежде чем съесть плод с Древа Познания, был верблюдом. И когда он снова отторгает от себя плод, отбрасывает знание, он становится ребенком. Этот ребенок равнозначен Христу. Христос снова и снова говорит своим ученикам: «Кайтесь!» Слово «каяться» на иврите значит «вернуться», «прийти назад»; Сад Эдема все еще ждет вас. Отторгните яблоко знания, и двери будут перед вами открыты.

Верблюд — это Адам, прежде чем съесть яблоко, лев — это Адам, съевший яблоко, и ребенок — это Адам, ставший Христом, снова вернувшийся домой. Будда называет это нирваной, Иисус называет это Царством Божьим. Вы можете называть это как хотите: дао, дхаммой, мокшей. Слова здесь не очень важны; это бессловесное молчание, безмысленная невинность.

ОШО «Храбрость быть одному»
Понравилось (12):  Radha, Diamir, ashtavakra, Bambuka, wwwatcher, relsam, Irene, TVN, Biryza, bushen, vitaly73, vas

18 комментариев

avatar
Как я понимаю, что «проскочить» стадию Льва не получится.
avatar
никак не получится… тоже учусь рычать)…
avatar
+2
Трагикомичный Ошо! Твою философская лирику для подрастающего поколения цветов, так никто и не понял. Написали своё, поняли своё, заточили это своё «счастье» понимания в «склеп», теперь «обнюхивает» его по ночам, когда страшно и не понятно! Адам был первым и он был Совершенен «плоть от плоти». На иврите слово адам — означает человек — святость. Таким он является и по сей день. А верблюды, львы и дети, это лишь способ натянуть то, на то, чего нет! Христос не завещал каяться, такого слова в иврите нет. Есть слово «кабала», означающее Приятие! Приятие — это Христос, или Иишуа hа-Нуцри, (Иисус из Назарета), как называют его в Израиле! Будда Шакьямуни не был Мастером, потому что, так и не реализовал природу будды. Он был Учителем (проповедником), как и Христос, как и Руми. Все они открыли по аспекту Основы, но так и не познали, природу будды при жизни. Первым Реализованным Мастером был Гараб Дордже, он открыл Живое Учение и линию передачи Дзогчен, одним из его Учеников бал Бадма-Сабхава, или Гуру Ринпоче. Все Ученики Живого Мастера Гараба Дордже, реализовали природу будды, при жизни. Адвайта Шанкары — это реализация Знания, или Пустоты Осознания. Махарши вытаскивал «ним» занозы «знания» мысли. Дзен — реализация Осознания Пустоты. Дзогчен реализация Осознания Неразделённости Феномена «Пустоты — Осознания, Осознания — Пустоты». Учение ФЭ созданное Живым Драконом — это Квинтэссенция этих трёх учений, адаптированная для мирян, которые составляют абсолютное большинство, а значит и есть шанс его услышать. В сущности Дракон это проблеск Света, Феноменальное Явление безграничное Сострадание, Дар Небес! Можно сомневаться, можно отрекаться, можно придавать, как процесс живой Реализации, Живого Учения всё принято. Но идти надо до конца, ибо это уникальный шанс, который не повториться, дарованный тем не многим, кто реализовал себя Человеком! Эта Реализация очень долгий путь, полный боли и страдания. Отказаться от шанса постижения Реальности, просто не понимать, или не верить в Её Существование!
avatar
вообще-то я это выложила, так как заметила. что уже несколько человек проходят эту стадию отхода от верблюжачьего конформизама.
avatar
Куда они отходят, во львиный эксгибиоционизм?
avatar
в революционизм!))))
avatar
Интересно, Феликс, ты слышишь в себе категоричность?
avatar
У него лев как-раз и проигрывается похоже)))
avatar
Если на иврите имя «Адам» что-то там обозначает, это не значит, что он вообще существовал, ну или был каким-то уж очень святым. Кстати притчу об Адаме НгоМа излагает в интерпретации, близкой к Ошевской. Это он (Адам) вкусил плод с дерева познания и совершил символический акт отделения своего индивидуального познания от божественного единения. А искупление этого первородного греха Иисусом в том, что он заявил: «Я и Отец мой — одно!(Иоан.10:30)». И именно за это был распят на Голгофе. Ибо для иудеев совершил он тем самым грех святотатства, сравнив себя с Богом. Апостолы косвенно подтверждали утверждение недвойственности говоря: «И вы — тело Христово, а порознь — члены. (1Кор.12:27)».
Всё остальные твои мнения касательно Учений и Мастеров — всего лишь мнение гусеницы, взирающие на волшебные парения мотыльков. )))
Хотя в отношение Дракона — чистая правда! )))
avatar
Если на иврите имя «Адам» что-то там обозначает, это не значит, что он вообще существовал, ну или был каким-то уж очень святым.
Володя! А-ДАМ это не имя. А — ЭТО БОГ, ДАМ — ЭТО КРОВЬ. Бэн А-АДАМ — это сын крови, или человек.
Кстати притчу об Адаме НгоМа излагает в интерпретации, близкой к Ошевской. Это он (Адам) вкусил плод с дерева познания и совершил символический акт отделения своего индивидуального познания от божественного единения.
А-ДАМ — плод познания (мысль). Об этом говорит Дракон, а не «о нём»!
А искупление этого первородного греха...
Грех в мыслях, там и искупление! Никакого греха Бог не совершал!
Всё остальные твои мнения касательно Учений и Мастеров — всего лишь мнение гусеницы, взирающие на волшебные парения мотыльков. )))
Не обращай внимания на мнения, смотри на «мотылька» обращающего внимания на мнения!
Хотя в отношение Дракона — чистая правда! )))
Вот и прекращай отношения!
avatar
Я рад твоим глубоким знаниям языка, но хочется спросить, собственно, ну и что? В Украине есть имя Богдан (Богом данный) — это как-то меняет твоё отношение к Богдану Хмельницкому, и как может изменить моё отношение к библейской притче из Гл. Бытиё Ветхого Завета? Кстати, если ты не слышал как говорит это Дракон, почему пытаешься интерпретировать его слова? Он и о Змии говорил, и его словах: «И будете вы как Боги, знающие добро и зло!». Ну и плод познания вкусил Адам и Ева, да это с позиции Учения можно трактовать как мысли.
Но если ты слышал, то о первородном грехе, сказал не я а Христианство, заимствую из того же Бытия:
Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;
в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.
И нарек Адам имя жене своей: Ева**, ибо она стала матерью всех живущих.
И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их.
То есть это Бог наказал пращуров, а вовсе не я придумал грехопадение. )))
avatar
Верблюд, лев, ребенок, ОШО )))))))))))))
avatar
Клево получилось?)))
avatar
Только что закончила читать У.Г.Кришнамурти «Выхода нет». После него тяжело идут тексты, где есть слово «эволюция»((
avatar
Ну если брать с абсолютой точки знерия, Но Адьяшанти например предупереждал, что так и сливается личностная тема. Что типа, все и так уже хорошо))
avatar
Прочитала. Я сейчас как раз занимаюсь «нетканьем». Бедные окружающие! Они ж не в теме про верблюдов и львов!
avatar
что тяжко признать что ошо прав..)??.. проще его разоблачить..)… как ни крути все проходят эти стадии… персонажи… проходят…
avatar
хоть реализуй все три аспекта… все равно путь продолжатся… без пути… и примерно по этой схеме…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.