17 августа 2022, 16:25

Магнолия.



1 Пчёлы устремляются к своему уничтожению в её объятья, как мотыльки в пламя свечи. И навечно сливаются с её смолой.

2 Она не скажет: «Я благоухаю». Её аромат раскрывается сам по себе, это сама природа мироздания. Всё, что ей необходимо делать, это просто быть. Само её существование раскроет, чем она является.

3 Есть те глупцы, что ощутив однажды сладость аромата Магнолии, не сомневаясь хотят пристрастно проповедовать о нём. Они уже грешат, потому что лучше один раз ощутить его самому, чем сто раз о нём услышать.

4 В тени её кроны всегда прохлада. Там тьма хранит тайны узоров творения. Если все картины художников мира слить друг с другом воедино. Мы увидим черный холст — абсолютное ничто. Именно из этой темной прохлады черпали вдохновение творцы во все времена.

5 Крона её была небом, корни — глубь земли, а ствол — белый свет. Она и связанный с ней сад, являются сакральным Центром мира.

6 Посмотрите на всю Природу вокруг себя. Не замечаете ли вы, что она вся построена на принципе дерева? Да, именно в дереве можно найти ключ ко всему творению.

7 Магнолия обладала высшим сущностным знанием, её волосы — ветви и листья кружились в небесах. Она знала всё о небе и все божественные откровения проявлялись через её плоды. Он знала всё о земном и «нижнем» мирах, поскольку её корни проникали во все его семь слоёв.

8 Сможет ли гусеница на листке дерева распознать свою сестру, уже укрывшуюся в коконе? А наблюдающая в коконе, сможет ли распознать свою сестру в бабочке, летящую к цветку?

9 Узнает ли косточка персика, сокрытая в земле, своего собрата в стволе, проросшего вверх? Узнает ли себя конский орех в дереве каштана? Узнают ли туман в небе или вода в море свою сестру в снежинке, приютившейся на руке словно срез ветки?

10 Дерево в саду напоминало одинокое зернышко, заключенное в прозрачный флакон. Но зернышко во флаконе так и осталось бы зерном и никогда бы не раскрылось и не было явлено жизни и свету, если бы не было перенесено в почву, соответствующую его натуре, не было полито водой соответствующее его вдохновению и тем самым его ограничивающая оболочка не была бы разорвана.

11 Но также жила и Магнолия для которой не существовало подходящей почвы, чтобы укорениться в ней и пустить отростки. Она не могла ощутить свой аромат в аромате близкого дерева. Если она и слышала шелест листьев, то только собственное эхо, но не тот шелест, что издает покачивание ветвей другой Магнолии. Её сердце как корень билось в абсолютном одиночестве.

12 Одна, абсолютно одна, оказалась Магнолия посреди сада, разбитого на секции и хорошо приспособленного к жизни реликтовых деревьев. Она была чужда даже самой себе. У неё не было стимула, чтобы прорастать глубже, не было пути, которому она могла бы следовать. Земля для неё оказалась тем же самым, что кроватка для ребенка — состоянием пассивного цветочного горшка.

13 Поэтому-то Магнолия и породила, прежде всего, из себя то, что могло ей помочь — своё ответвление, свою вторую половину, бьющуюся слева, которая бы помогла ей избавиться из положения в которое она была укутана.

14 Таким образом, одинокий ствол, обрел спутника и зеркальную копию — своё отражение. Вторую я, такую же Магнолию растущую рядом. И ветви стали покрываться листьями. Правое постепенно стало видеть прорастающее левое.

15 Сердце, чье одинокое биение глохло в одиноком стволе, начало осознавать свой пульс и слышать благоухание сердца правой ветви сердцем левой и наоборот.

16 Магнолию заметило Солнце и согрело его своим теплом ещё сильнее. Проявив свою разделённость, зерно из флакона устремилось корнями в почву ещё глубже.

17 Так неосознанное единое из ствола породило разделённость пополам, чтобы с помощью ощущения противоположного осознать свое прошлое единство. А в этом прорастании со стороны многие начали видеть также и красивую крону, истинное подобие и образ королевы весны.

18 Ибо росток Магнолии первичный и единый, проращивает из себя подобное себе. А пара объединяется в понимании и ощущении нужности. Так из красоты единого возникает любовь двоих.

19 Поэтому Двойственность — не наказание, а процесс, коренящийся в природе единого, и необходимый для прорастания красивого великолепия королевы весны. Думать иначе — значит думать, о конечности и завершении. Словно у роста есть предел или смерть. Словно любви нет. Но это не так.

20 Неверен путь тупика прохождения по развилкам сознания. Глупы те, кто пытаются познать дерево годовыми кольцами по анализу спиленного ствола. Даже движением звезд не измерить вечного роста Магнолии.

21 Росток, столь юный и пассивный, инертный и неспособный к плодоношению, обрел двойственность. И сразу же стал активным, деятельным, стал способен показать листву творчества и саморазвития.

22 Отсутствие свободы у растения превращает его жизнь в четкое предсказуемое однообразие. Зачем понадобился сладкий плод, если можно ограничить эволюцию цветения простыми ростками?

23 Природа вознамерилась продолжить творение мира. Вот зачем понадобились вселенной манящие почки, листья, цветы. Древовидный рост с появлением плодов призван в этом мире совершить то, чего не знает сама Магнолия о себе. Росток не знает какого цвета у него будут цветы. Но эта глупость великолепна сама по себе.

24 Разве мы не прорастаем благодаря непрерывному гниению? И не гниём ли мы благодаря непрерывному росту? Разве не является смерть удобрением для жизни словно пепел, а жизнь — хранилищем смерти, словно печная труба?

24 Но если рост дерева — это дитя гниения, а гниение — дитя роста, если Жизнь — это мать Смерти, а Смерть — мать Жизни, то, поистине, они есть одно и то же в каждой точке Пространства и Времени годовых колец. И, поистине, наша радость жизни и роста также глупа, как и печаль по поводу смерти и гниения.

25 Не только весна — сезон королевы цветения, Магнолия цветёт и зимой, когда она в виде сока незаметно пульсирует в ветвях и грезит в стволе своими снами. Она зреет и Осенью, когда вода появляется на её ветвях в виде крошечных серебряных бусинок. Она зреет и Летом, когда листья растут, стебли наливаются соком, и кора обретает золотистое отражение Солнца.

26 Если любое время года несет в себе три остальные, то, конечно же, все времена года едины в каждой точке древовидного Пространства и Времени.

27 Дерево — это величайшая чародейка, а человек — величайший простофиля. Так сильно напоминает белку в колесе годовых колец. Скрип этого колеса вызывает тоску о потерянном времени и возможностях. Внутри ствола всё умиротворение. На коре всё — суета. Где бы вы хотели оказаться? Пусть ствол питает вас от корней, но вы — не будуте кружится с наружным ветром.

28 Ветви, стремящиеся подарить аромат своих цветов небу, растут всё выше и выше. Всё дальше и дальше. Но и удерживать ветви такого дерева становиться все больнее и больнее. Всё тяжелее и тяжелее. Крупные плоды тянут ветви назад к земле. К месту своего рождения.

29 Трудно быть самой высокой Магнолией. Да можно хорошо видеть куда растет каждый куст и цветочек. Но ветер такие деревья ломает. Не каждое дерево разрастается как вековой дуб. А низкий травяной взор на мир кроме своей тени ничего не видит. Цветные истории не живут в подземном мире. Но манят наверх познать свет. Корни не учат как должны пахнуть цветы. Они бескорыстно отдают свой сок.

30 Просто благоухая, цветы Магнолии уже стучатся в источник всех чувств своего сердца. Источник этот — творение её Я, которое одновременно является и тем, кто чувствует, и тем, что чувствуют. И если есть раны в сердце дерева, то принесены они туда не просто так.

31 Протыкая темную почву росток расширяет отверствие к свету. Чем шире сквозные ранения, тем больше светлой доброты прорастет из зерен любви в освободившееся место. Что не ломает дерево, делает его сильнее.

32 Сила в одном, даёт недостаток в другом. Если что-то может дать, то это же может и отнять. Она не хотела чтобы её били и ломали. Поэтому она ядовита.

33 Просто благоухая, цветок дает жизнь целому набору чувств; каждый оттенок аромата — это символ красоты; красота — это символ любви; любовь — это частица вселенной. Вся же вселенная — это творение благоухания, которое одновременно и аромат и цветение. И если есть болезни в чьих то листьях, то знайте, что к жизни они вызваны единственно их ростом.

34 Но именно болезни призваны показать дереву куда не надо развиваться. Как без проблем понять, что ты растёшь неправильно? Ураган призван вырвать с корнем всё то, что мешает правильному росту. Но ломает он не все деревья. Что то всегда выживает. Чужие страдания призваны показать ошибочные убеждения.

35 Вырывая лишние ветви с дерева, ветер оставляет силу корня тому, что должно расти выше в небо. Через намеренные страдания и боль проходят необходимые стадии роста. Обязательно исчезающие в жизни каждого дерева словно осенние листья.

36 Если что-то может благоухать, то оно же может и гнить. Сколько раз срезанные цветы умирали в вазе? Но воистину ощущение приближающейся и неминуемой смерти цветка, создаёт желание открыться новой жизни, любви и теплоте. Разве путь к росту сотканный из нитей света ближе чем дорога млечная? О каких потерях плачут ветви встречные?

37 Благоухание — это бьющий фонтан, откуда все вытекает, и куда все возвращается. Каков фонтан, таково и течение. Аромат — это стон дудука, души дерева. Но может ли ветер хоть во что-нибудь вдохнуть дыхание иное, чем то, которым обладает сам ветер?

38 Если корень постоянен и терпелив, то и крона дерева будет постоянной и терпеливой. Тогда его крона могущества превзойдет Время, а охват — Пространство. Если корень мимолетен и неустойчив, то крона его будет столь же мимолетна и непостоянна. Тогда дерево — не более чем опилки, сгоревшие в лучах Солнца.

39 Если корень един, его крона — едина. Тогда дерево пребывает в абсолютном мире со всеми ветрами и со всеми обитателями Земли. Если корень множественен, его крона — разделенное множество. Тогда дерево непрестанно враждует с самим собой и со всеми ветвями и листьям.

40 Корень устойчив, но только в своей неустойчивости. Он определенен, но только в своей неопределенности. Он даже постоянен, но только в своем непостоянстве. Рост дерева цельный, но только в своей раздельности.

41 Ветви засыхая превратятся в горящий костер отсечённого прошлого, а пепел становится удобрением. Дни поглощают ночи, ночи же выпускают дни. Мир объявляет войну, а вражда твердит о мире. Улыбки прикрывают слезы, а слезы прячутся за улыбками.

42 Рост дерева — движение в сторону скитаний ветвей, где непременной спутницей является увядание. Рост напоминает сито или решето, и нет среди них двух одинаковых. Хаотично растущее дерево, будет корчится от боли, постоянно пытаясь протянуть сквозь них то, что не проходит, перенести в них то, что не переносится.

43 Рост все больше расщепляется в себе, когда его зерно изначально расщеплёно. Рост полон барьеров и препятствий, когда зерно было посажено в сплошные барьеры и препятствия. Некоторые ветви отсекаются как чужеродные. Другие укутываются как родственные. Смазываются садовым варом. Но все же, то, что снаружи, всегда прорастет вовнутрь, а то, что внутри, всегда вылезет наружу. Ибо они, дети одной матери земли и не могут существовать отдельно.

44 Чтобы скрыться от боли из за сильных укусов судьбы, дерево меняет свои соки в надежде изготовить такой яд, которым можно будет убить всё кусающее и болезненное. Поэтому-то листья таких полны яда. Поэтому-то дни их переполнены скорбью. Поэтому-то так ядовиты их ночи. Но это справедливо. Без крапивы не было бы зеленого борща. Без яда не было бы лекарства.

45 Да мудрость Магнолии ядовита. Она раскрывает множество дверей, но оставляет нас у порога. Всегда оставляя свой аромат королевы весны!

  • нет
(2):  1234, Safiya

1 комментарий

1234
Это так красиво, что немного печально.
спасибо! Провела вчера с этим весь день:)