avatar
avatar

Дзогчен и Падмасамбхава

Дзогчен является окончательным и предельным учением и сердцем учений всех будд. Хотя Дзогчен обычно связывается с Нинма или Старой Школой тибетского буддизма, основанной Падмасамбхавой, мастера всех различных школ в течение веков применяли его в качестве своей сокровенной практики. Источники Дзогчена восходят к доисторическим временам, и он не ограничен ни буддизмом, ни Тибетом, ни даже нашим миром, поскольку в писаниях говорится, что он существует в тринадцати различных мировых системах.

Термин «Дзогчен» является сокращенной формой тибетского слова Дзогпаченпо. Дзогпа означает «завершённый» или «конец»; ченпо означает «великий». Это обычно переводится как «Великое Совершенство», но кто-то может подумать просто о совершенстве, которого мы стремимся достичь, о путешествии к цели Великого Совершенства, а это не является смыслом Дзогчена. Дзогчен объясняется как основа, путь и плод, и с точки зрения основы Дзогпаченпо, она является уже самосовершенным состоянием нашей изначальной природы, которая не нуждается в совершенствовании, ибо она всегда была совершенной изначально, подобно небу. Она – несоздана, но, тем не менее, самопроизвольно завершена.

Традиционно слово Дзогчен возводят к двум исходным санскритским терминам. Первый – Махасандхи, что означает собрание всего или квинтэссенцию – подразумевает, что Дзогчен является самой сущностью, сливками и сердцевинным соком всех учений. Поэтому многие учения Дзогчена известны как Нинтик или «Сердечная Сущность», например, Лончен Нинтик.

Второй термин – это Атийога, что означает «изначальная йога»; Ати означает наивысшее, вершину, или зенит. Смысл этого термина подразумевает восхождение на гору, достижение вершины и обретение видения всего. Потому что в школе Нинма Атийогу или Дзогчен помещают на вершину особой классификации буддийского пути как высшую из девяти ян или колесниц, которые включают три Внутренние Тантры, присущие исключительно традиции Нинма: Махайогу, Ануйогу и Атийогу. Вершина всех ян, Атийога представляет собой наивысшую точку духовного развития индивидуума, место, где все духовные дисциплины и пути пересекаются. В недавние времена такие мастера, как Чогьям Трунпа Ринпоче, для обозначения Дзогчена также использовали термин Маха Ати.

В Дзогчене существуют три передачи: прямая передача ума от будд, передача посредством знаков видьядхар, и устная передача от реализованных существ посредством слова изо рта. Линия преемственности Дзогчена, непрерывно продолжающаяся до настоящего времени, исходит от дхармакайи Самантабхадры (тиб. Кунтусанпо) к самбхогакайе, представленной пятью семействами будд и Ваджрасаттвой, а затем переходит к первому мастеру-человеку Гараб Дордже. Затем она перешла к Манджушримитре и Шри Сингхе, и была передана в Тибет Падмасамбхавой, Вималамитрой, Вайрочаной и Йеше Цогьял.

Падмасамбхава, или «Гуру Ринпоче» – «Драгоценный Гуру» – как его сердечно называет тибетский народ, – это Махагуру, который распостранил буддизм в Тибете в восьмом веке. Царь Трисон Дэцен пригласил Падмасамбхаву по совету великого индийского Кхэнпо Шантаракшиты. Говорят, что Падмасамбхава оставался в Тибете приблизительно в течение пятидесяти пяти лет. Он путешествовал по всей стране, обучая и практикуя, усмиряя силы, которые создавали препятствия буддадхарме, и наделяя своим благословением всю область Тибета и Гималаев. В результате учение Будды проникло в саму структуру жизни тибетцев, и именно состраданию Падмасамбхавы, его благословению и его всеохватывающему видению тибетский буддизм обязан своим особым динамизмом и очарованием, своей жизнеспособностью и успехом. Учение Будды охватывает каждую грань повседневной жизни и культуры тибетцев, почти так же, как воздух, которым они дышат. В этом заключается сила тибетского буддизма и причина того, что Тибет известен как духовная страна.

Падмасамбхава основал первый монашеский университет Самье, куда многие индийские пандиты, такие как Вималамитра, пришли вместе с индийскими переводчиками для того, чтобы переводить буддадхарму, и первые семь тибетцев были приняты в монахи. В Чхимпху он открыл мандалу учений Мантраяны двадцати пяти сиддхам Тибета (тиб. je bang nyer lnga), среди которых были царь Трисон Дэцен, Йеше Цогьял и Вайрочана. Для миллионов практиков в последующие века Падмасамбхава продолжал оставаться источником их реализации и вдохновения, которое вдыхает жизнь в сердце их практики.

История жизни Падмасамбхавы – необычайна, но он никоим образом не ограничен своей исторической личностью; в действительности он неподвластен истории или хронологии. Несколько пророчеств, включая пророчество, сделанное самим Буддой, когда он уходил в паринирвану (вероятно, пятый век до нашей эры), предсказали, что Падмасамбхава родится через восемь или двенадцать лет после ухода Будды для того, чтобы распостранить учение Мантраяны. Однако Падмасамбхава всё ещё находился в Тибете в восьмом веке нашей эры.

Падмасамбхава является воплощением Дзогпаченпо в образе человека, вдохновением и духом Дзогчена, вселенским принципом и воплощением всех мастеров. В тибетской традиции он явлется пробуждённым принципом, чья могущественная энергия призывается в качестве источника защиты среди смятения и суматохи этой эпохи. Практика и мантра Падмасамбхавы высоко ценятся как особенно действенные средства для создания мира и гармонии в современном мире.

Как говорит Дилго Кхьенце Ринпоче, величайший из живущих мастеров Дзогчена:

«Существовало много невероятных и несравненных мастеров из благородной страны Индия и из Тибета, Страны Снегов, однако единственный из всех них, кто обладает величайшим состраданием и дарует благословение существам в эту трудную эпоху, это – Падмасамбхава, который воплощает сострадание и мудрость всех будд. Одним из его качеств является то, что он обладает силой мгновенно даровать своё благословение любому, кто ему молится, и что бы мы ни просили, у него есть сила немедленно исполнить наше желание».

Кхьенце Ринпоче продолжает:

«В эту тёмную эпоху, «осадок времени», где существа охвачены постоянным страданием от трёх ядов неведения, гнева и привязанности, где пять дурных страстей – более беспокойны, чем когда-либо прежде, и где возникает ужасное страдание от болезней, бедности, голода, жажды и угрозы войны, благословения Гуру Ринпоче должны действовать даже быстрее. Он сам принял обет, что в такую эпоху, когда бы человек ни молился ему, он немедленно отзовётся, ниспослав свои благословения. И это были не просто сладкие слова для того, чтобы доставить удовольствие, но истинные, безошибочные слова Гуру Ринпоче».

Учения Дзогчена всегда советуют стараться помо­гать самому себе, протягивать самому себе руку помо­щи. Но как именно это сделать? Следует стремиться осознавать собственное состояние всегда, при любых обстоятельствах, с которыми вы сталкиваетесь, а если вы слишком возбуждены или пришли в замешатель­ство, то нужно постараться расслабиться и дать себе передышку. Если вы устали, следует отдохнуть. Нет никакой необходимости следовать строгим правилам, хотя, как мы уже говорили, иногда они могут быть весьма полезны. Нужно всегда помнить цель, к кото­рой мы стремимся, — как прожить жизнь с подлинным присутствием осознанности. Во взаимоотношениях с обществом также следует вести себя руководствуясь осознанностью, чтобы наше внутреннее развитие дей­ствительно могло достичь полной зрелости. Многие политические теории поощряют человека к борьбе за построение лучшего общества. Но путь, предлагаемый ими для этого, подразумевает разрушение старого общества, в частности, посредством революции. Одна­ко на практике польза от таких средств всегда относи­тельна и временна, а подлинное равенство между сло­ями общества никогда не может быть достигнуто. Истина заключается в том, что лучшее общество воз­никнет только благодаря эволюции отдельного чело­века. Ведь общество состоит из миллионов людей. Чтобы досчитать до миллиона, нужно начать с едини­цы, а это означает, что начинать следует с отдельного человека, и только с этого могут начаться какие-то реальные перемены. Отсюда вовсе не следует, что нужно быть эгоистом и ставить себя на первое место, — поняв собственные переживания, необходимо прий­ти к пониманию состояния всего человечества. Руко­водствуясь этим опытом, мы сумеем проявлять осоз­нанность в любых обстоятельствах и при любом обще­ственном строе.
Нужно уметь без предвзятости и обмана работать со своей ситуацией и с другими людьми в соответ­ствии с теми обстоятельствами, с которыми мы можем столкнуться. Таким образом, чтобы научиться практи­ковать Дзогчен, нужно наблюдать самого себя. Для этого достаточно уделять несколько минут внимания тому, как, словно возникающие и исчезающие волны, приходят и уходят наши мысли, оценки и представле­ния. Характерная черта нашего ума состоит в том, что каждая мысль может служить вторичной причиной для какого-то действия. Поэтому, если в своей жизни мы будем проявлять осознанность и присутствие по отношению ко всем сторонам бытия, у нас обязатель­но станет меньше проблем.
Гораздо важнее стараться в любое время сохранять присутствие и осознанность, чем каждый день посвя­щать ограниченный отрезок времени каким-то кон­кретным практикам. Доскональное знание методов ме­дитации, визуализации и т. д. — дело второстепенное. В Дзогчене есть такое высказывание: «Главное — не медитация, а знание», и действительно, если не иметь такого знания, медитация становится умственным построением, ненужной конструкцией. Откуда же приходит истинное знание? Оно возникает из осо­знанности на относительном уровне, которая служит конкретной основой для понимания медитации и при­роды ума. Очень часто бывает, что словосочетание «природа ума» — остается всего лишь красивыми, за­вораживающими словами, но вся беда в том, что люди не понимают их истинного смысла. Если мы не живем в природе ума по-настоящему, то имеем о ней только мысленное представление, и хотя мы можем о ней говорить и думать, всё это не имеет совершенно ниче­го общего с действительностью. Например, если мы голодны, то нас не насытят рассуждения вроде: «Есть или не есть — это одно и то же» или: «На уровне при­роды ума нет такой вещи, как еда». Лучше понимать свою материальную ситуацию, как она есть. «Природа ума» — это термин, относящийся к состоянию, кото­рое лежит за пределами существования тела, речи и ума, и знание о нем может возникнуть только в ходе переживания. Зная ограниченность и признаки отно­сительного состояния, можно по-настоящему осознать их истинную природу.
Практик всегда должен осознавать важность своей связи с учителем. Учитель учит посредством трех пе­редач: прямой, символической и устной. Но устная пе­редача осуществляется не только в тот момент, когда учитель, как это принято, сидит в зале, а перед ним — сотни людей, которым он объясняет различные теоре­тические вопросы учения. Учитель может передавать состояние знания в любой момент, и в любом разгово­ре или совете он может дать долю устной передачи.
Если учитель видит вонючий труп крысы и пока­зывает его ученику, говоря: «Понюхай, как воняет!», то, может быть, таким способом он предпочел пере­дать знание состояния созерцания. Почувствовать зловоние дохлой крысы — это прямое, конкретное ощущение, одно из таких, когда нет необходимости притворяться или делать большое усилие, чтобы на самом деле получить переживание. Если затем, благо­даря этому переживанию, ученик сможет понять то состояние, где нет разницы между зловонием и аро­матом розы, то дохлая крыса вполне может считаться методом передачи. Но это только один из примеров бесконечного разнообразия ситуаций, которые может использовать учитель. Учение — это не только нечто священное, пребывающее лишь в храмах и текстах, — на самом деле это истинное понимание внутреннего состояния всего, что переживает человек.
Гараб Дордже, первый учитель Дзогчена, который всю жизнь передавал учение, оставил для всех, кто в грядущем будет практиковать Дзогчен, маленький за­вет длиной в три строки. Вот он:
Получив прямое введение в собственное состояние, Не оставайся в сомнении, И продолжай пребывать в глубоком знании самоосвобождения.69
Прямое введение состояния относится к передаче учителя, который разными способами дает ученику введение и приводит его к пониманию состояния «как оно есть» — изначального состояния человека. Это Основа. Не оставаться в сомнении означает, что сле­дует иметь точное знание этого состояния, обнаружив состояние присутствия созерцания, которое остается одним и тем же во всем многообразии переживаний. Это Путь. Продолжать пребывать в глубоком знании самоосвобождения — это Плод. Здесь имеется в виду, что полное и неизменное знание самоосвобождения целиком слито с повседневной жизнью и при всех об­стоятельствах человек остается в этом состоянии. Все многочисленные тексты Дзогчена можно считать объ­яснением этих трех строк Гараба Дордже. Но учение — это не только книга или традиция, а живое состоя­ние знания.

Понимание смысла Учения Дзогчен означает обнаружение своего собственного истинного состояния, очищенного от самообмана и других уловок, создаваемых умом. Само значение тибетского слова Дзогчен — «Великое Совершенство» — подразумевает истинное изначальное состояние каждой личности.

Когда учитель учит Дзогчену, он стремится передать состояние знания. Цель учителя состоит в том, чтобы пробудить ученика, раскрыв его сознание для восприятия изначального состояния. Учитель никог­да не скажет: «Следуй моим правилам и соблюдай мои наставления!», — он скажет: «Раскрой свой внутренний глаз и наблюдай самого себя. Перестань искать светильник снаружи, чтобы осветить себя изнутри — зажги свой внутренний светильник. Тогда учение станет жить в тебе, а ты — в учении».

Знание состояния самоосвобождения — это основа практики Дзогчена. Говорят, что практикующий Дзогчен медитирует без медитации, и, хотя это кажется всего лишь игрой слов, в действительности так оно и есть. Самое важное заключается в том, чтобы никогда не отвлекаться, в любой момент сохранять состояние присутствия.

Учение должно стать живым знанием во всей вашей повседневной деятельности. Это сущность прак­тики, и кроме этого ничего особенного делать не нужно. Монах может прекрасно практиковать Дзогчен, не отказываясь от своих обетов. Это могут делать и католический священник, и служащий, и рабочий, и другие люди, не отказываясь от своей роли в обществе, потому что Дзогчен изменяет людей не внешне. Он пробуждает их изнутри.

Чогьял Намкай Норбу Ринпоче
фотография Трдат Доникян.

Понравилось (6):  Dragon, Felix, Skater, sairam-yakubov, wwwatcher, vitaly73

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.