avatar
avatar

Про любовь



Одиннадцать сестер назаретанок из Новогрудка (Беларусь) отдали свои жизни ради спасения более сотни незнакомых им людей, арестованных фашистами. Сейчас известны всему миру слова, произнесенные сестрами: «Мой Боже, если нужна жертва жизни, пусть лучше нас расстреляют, чем тех, у кого есть семьи».

1 августа 1943 года сестер назаретанок расстреляли в лесу под Новогрудком. А 19 марта 1945 года тела мучениц были перенесены и похоронены при храме Преображения Господня. Печальную процессию из одиннадцати запряженных в сани подвод, которые перевозили останки сестер, провожала их единственная оставшаяся в живых сестра Малгожата. Они были объявлены блаженными в юбилейном для католичества 2000 году.

Монахини Конгрегации сестер Святейшей Семьи из Назарета до войны жили в монастыре при костеле. В Новогрудок сестры назаретанки приехали 4 сентября 1929 года по приглашению бискупа Зигмунта Лозинского, чтобы ухаживать за костелом Преображения Господня и заниматься воспитанием детей и молодежи. В Новогрудке они основали общеобразовательную школу. Сестры заботились об обездоленных детях, помогали малоимущим. С приходом фашистов они остались без крыши над головой – в монастыре разместились солдаты. Но сестры продолжали помогать людям.

Летом 1943 года обозленные на партизан гитлеровские оккупанты решили выместить гнев на мирных жителях Новогрудка. В один из дней было арестовано более 120 человек, в основном отцы семейств. Ходили упорные слухи, что домой живыми они не вернутся. Родственники арестованных шли за утешением в костел. В стенах храма монахини приняли нелегкое решение.

Настоятельница сестра Стелла Мардасевич в присутствии капеллана Александра Зенкевича сказала: «Мой Боже, если нужна жертва жизни, пусть лучше нас расстреляют, чем тех, у кого есть семьи – молимся даже за это». 31 июля 1943 года сестры получили приказ явиться вечером в комиссариат. В хабитах, а ходить в монашеском одеянии тогда не разрешалось, они пошли в гестапо. Сестры знали, что идут на смерть.

Одиннадцать сестер расстреляли на рассвете в лесу за городом. Когда сестры погибли, заложников выпустили.

В день расстрела одна из сестер Малгожата Банась несла послушание в больнице. Узнав о жертве сестер, она нашла место их казни и была до самой своей смерти хранительницей их могилы, а также костела. В 1991 году останки сестер были перезахоронены в саркофаг в каплице Фарного костела.
5 марта 2000 года сестры были беатифицированы Иоанном Павлом II. На площади Святого Петра Папа Римский объявил сестер назаретанок блаженными. Папа назвал их покровительницами семей.

Их имена: Стелла, Имельда, Раймунда, Даниела, Канута, Гвидона, Сергия, Канизия, Фелицита, Гелиодора, Боромея.



Если познакомиться с биографиями блаженных, то можно заметить, что Бог подготавливал каждую сестру в течение всей ее жизни и давал различные знаки для того, чтобы на рассвете 1 августа 1943 году они принесли себя в жертву.

Наиболее таинственной была фигура сестры Марии Кануты – Юзефы Хробот. Она родилась 22 мая 1896 г. в Рачине Вильнюсского уезда.

Как и другие девушки, Юзефа мечтала выйти замуж. Наконец, единодушно выбрали кандидата в мужья – сына соседа. В приходской церкви дважды было объявлено о том, что молодые люди намереваются вступить в брак, и… вдруг Юзефа все отменила.

Не помогли уговоры матери, гнев отца, обида суженого и его семьи, выговор ксендза и возмущение деревни. Откуда же взялась такая большая настойчивость, та сила выдержать болезненный разрыв со всем, что еще недавно было так близко сердцу?

Как рассказывала сестрам будущая мученица, у нее сначала появилось странное беспокойство. Хотя и было объявлено в храме о намерении молодых, а Станислав, суженый, нравился ей, но Юзефа чувствовала себя неловко. Ей приснился сон. Во сне, когда она молилась, услышала сильный мужской голос: «Юзефа, не выходи замуж за Станислава, ведь твой Возлюбленный ждет тебя в Гродно. Там состоится твой брак, а в качестве брачного подарка получишь от него красное платье». Юзефа так близко к сердцу приняла этот голос, который прозвучал убедительно и дивно, что сразу же сказала своей матери о том, что не пойдет замуж за Станислава. Немедленно девушка вместе со своей матерью и группой паломников отправилась в Ченстохов.
В Гродно девушка получает новое имя Мария Канута и отправляется в Новогрудок. Сестры сразу отметили ее преданность сообществу назаретанок, ее большую жертвенность и благородство. Она выбирает для себя самую трудную работу. Сестра Канута – тихая, спокойная, у нее плохое здоровье, однако она не обращает на это внимания. Никогда не жаловалась на кого-нибудь или на что-нибудь. А когда было тяжело, будущая мученица шла в часовню и не раз украдкой плакала. Когда началась война, то ежедневно до полуночи сестра лежала крестом в часовне и просила о милосердии.

1 августа 1943 года на рассвете внутренний голос подсказывал сестре Кануте, что настало время исполнения обещанной тайны, что пора помолвки, которая была запланирована Богом, приближается…

19 марта 1945 года, когда проводилась эксгумация сестер-мучениц, сестра Сперанса Бартновская записала: «Наиболее поражала поза сестры Кануты. Скорее всего, она была только ранена, так присела на корточки в углу могилы и застыла со сплетенными руками на коленях, склонив голову к земле, как будто задумалась, как будто в благословении…»

Настоятельница монастыря сестра Иеремия вместе с другими монахинями сейчас живет в монастыре в Новогрудке, который в 1993 году вернули Конгрегации. Они рассказывают туристам о судьбе сестер назаретанок, показывают стоящий в костеле саркофаг с мощами мучениц и висящую на стене икону с их изображением. Она была нарисована по случаю беатификации и стояла на знаменитой площади Святого Петра в Риме.

Сегодня в Новогрудок приезжает много людей из разных концов мира, чтобы у блаженных сестер выпрашивать необходимые благодати для своих семей.
________________________________________

Кстати, я был в том храме. Года два назад. Одет был ну совершенно по-пляжному. Лето, жара. Тогда там были только две монахини. Одна чистила люстры, другая подошла позже. Монахини мне даже слова про мой прикид не сказали. Говорили как с хорошим другом.
Энергетика там… ну воистину любовь. Кстати, я тогда ничего не знал про этих 11 сестер. Ну храм и храм. Очень хорошо там. Особенно рядом с ракой, где останки монахинь.
У меня там ещё был забавный эпизод. Ну я там всякого разного навыбирал, чтоб купить. Ну и мне понравились четки монахини, подошедшей в лавку.
Ну я там показываю и говорю типа: мне это, это и… показываю на четки, которые у ней сзади на полке лежат, это её личные четки., там даже крестик веревочкой подвязан. Ну подлая я натура, решил её попровоцировть. Сейчас она мне скажет, типа они мои, монашеские, ты мирянин, тебе нельзя, они не продаются и т.п. Ничего подобного! Она даже глазом не моргнула — берет эти четки и отдает мне.
Теперь я с ними практически не расстаюсь.
  • нет
  • +8
Понравилось (2):  DASHKA, Lemon

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.