avatar
avatar

Простите. Я виноват?

К.: Это зависит от позиции, которой ты придерживаешься. Для Того, что ты есть, нет ничего лучше этого. А для того, чем Ты не являешься, — это ад. Так что имеется дискомфорт для того, чем Ты не являешься, и комфорт для Того, что ты есть. И значит, тебе лучше быть Тем, чем ты не можешь не быть, поскольку это сам Комфорт. А всё остальное не может доставлять Комфорта, которым ты являешься. Слава Богу, его не может доставлять никакая ОСД[4]. Так что это хорошая новость для Того, что ты есть, поскольку нет никаких новостей. И это плохая новость для того, чем Ты не являешься. И на самом деле меня не заботит то, чем Ты не являешься. (Доносится звук автомобильной сирены). Для того, чем Ты не являешься, всегда существует критическое положение. О тебе беспокоятся только врачи. Потому, что они делают на этом бизнес.

С.: Итак, адвайта — только вплоть до переживания осознавания?
К.: Нет. Осознавание — уже веданта. Слишком поздно. Когда Ты бодрствуешь, Ты уже находишься в Своей реализации. Реальность никогда не бывает пробуждённой или не пробуждённой. Осознавание — это уже переживание. Чистейшее, которое Ты можешь иметь, но даже чистейшее не может доставлять Того, что ты есть. Поэтому есть осознавание или нет — кого это заботит? Потому что в Том, что ты есть, никогда нет «кого–то» или «не кого–то» — там невозможно найти никого. Никогда! Это подобно глубокому глубокому сну, поскольку нет никого отсутствующего или присутствующего. Есть только То, что ты есть, в абсолютном отсутствии любого присутствия отсутствия присутствия чего бы то ни было. Называй это как угодно. И там никто не сетует, и никому не нужно знать ничего, чтобы быть Тем, чем это является. То никогда не нуждается ни в чём, что ты можешь вообразить. Из Того начинаются все воображаемые сновидения, но То не начинается, когда снится сновидец. Поэтому несмотря на троицу Шива, Вишну, Брахма, или на самого создателя всего этого, есть Пара–Брахман, Реальность, просто Реальность, которой даже не нужно существовать, чтобы существовать, ты даже не можешь называть это Существованием, — Реальность за пределами всего, что ты можешь вообразить.

С.: Так что всё это бесполезно?
К.: Это не бесполезно. Для кого? Это прекрасно! Это То, что ты есть, это Твоя реализация Того, что ты есть, а следующее — это следующее. И как предыдущее не приносило, так и следующее не принесёт Того, что ты есть. Чудесно! Так что всё это пусто. всё это пфф — следующий глоток кофе. Следующее, следующее, следующее. Вылетает следующее слово, и ничего не говорится, и происходит следующее слушание и случается следующая картина — и ничего не происходит.
С.: Базисный ноль.
К.: Да, Ты — ноль ноля. Ты То, что называют безосновной основой, безосновностью. Ты даже не источник, так что зачем Тебе беспокоиться о том, что из Тебя не происходит? Из Тебя никогда ничего не происходит! Ты никогда ничего не создавал. В Том, что ты есть, нет никакого творца. Ты — даже не источник. Ты даже не можешь говорить, что Ты — источник. Чего? Кто может говорить, что он — источник? Кто претендует на то, чтобы быть источником? Источником чего? Так что же делать?

К.: Нет. Никогда не было никакого воображаемого «я», которое когда–либо что–то говорило или что–то слышало. Как может воображаемый объект что–то делать?
Как объект сновидения может хотя бы слышать? Как объект сновидения может переживать? Как может переживать камера? Можно ли действительно говорить, что камера переживает то, что она записывает? Можешь ли ты это сказать? Но ты это заявляешь! Что я говорю с камерой и думаю, что камера что–то понимает.
С.: Но можно говорить, что есть впечатление понимания.
К.: Нет даже впечатления камеры. Камера — это чистая энергия. В Реальности нет даже камеры. Чистая энергия, жизнь, проявляет себя как камера, записывающая что–то ненужное. Даже камера по своей сути — То, что она есть. Но я не ожидаю, что камера это понимает. И камере не нужно понимать, что она — не камера. Она даже не знает никакой камеры.
С.: Камера не наделена интеллектом, в то время как человек наделён…
К.: Даже человек не наделён! Ты действительно думаешь, что у людей есть интеллект? Ты действительно в это веришь? Ты действительно думаешь, что обладаешь сознанием?
С.: У нас есть так называемый мыслящий ум…
К.: У людей есть мыслящий ум? Подумай об этом! У кого есть что? Кто чём обладает? Скажи мне! Какой фантом чем обладает? Что принадлежит тебе? Ты обладаешь сознанием? Бедное сознание, которое может тебе принадлежать! Я бы просто уничтожил это сознание, которое могло бы принадлежать тебе!
С.: Вопрос был потому, что Рамеш часто говорил: человек обладает интеллектом, который есть то, что вызывает идеи.
К.: Ты утверждаешь, что существуют люди и что они обладают сознанием. Я не вижу никаких людей, которые могли бы чем–либо обладать.
С.: Но существует сознание, и именно поэтому вы живы…
К.: Но это ещё вопрос, кто здесь живой? Где существа? Где существа в Реальности? В той реализации, возможно, есть переживания существ, но как могут переживания чем–то обладать? Сознание, разыгрывающее из себя человеческое существо, не становится человеком. Или становится? Так существуют ли люди или нет?
С.: Нет.
К.: Тогда кто чём обладает? Владеет ли сознание человеческими существами или люди обладают сознанием? Всегда есть эта маленькая хитрость. Сознание играет человеческое существо. И посредством этого ничего не утрачивается. И ничего не приобретается посредством небытия человеческим существом. Но ты воображаешь, что у тебя есть сознание, — это выворачивает всё наизнанку. Это маленькое больное место — что ты что–то имеешь. Что ты заявляешь, что обладаешь сознанием — ты делаешь его двумя сознаниями.

К.: Я хочу ставить тьму над светом. Я — не Люцифер, чтобы тебя просвещать. Я показываю тебе, что даже свет — это дерьмо, это тьма. Потому что по сравнению со Светом, которым Ты являешься, даже свет тёмен. Слишком тёмен для Тебя. Потому даже осознавание — это недостаточное осознавание для Того, что ты есть. Так что быть светом, не зная света, — вот свет. Но свет, который ты можешь знать, это только его тень, просто тень.
Осознавание — это тень Того, что ты есть. Вся веданта — это Твоя тень. Ты не можешь избавиться от неё, вот и всё. Веданта — Твоя тень, но Ты — свет, который реализует Себя посредством веданты, посредством этой тени, поскольку То, что является светом, никогда не может осознавать свет, никогда не может знать Себя. А свет, который Оно может знать, — это осознавание света, но не То, что есть свет. Я могу повторять это снова и снова…

Это не слишком много, но там, где начинается присутствие, Ты кончаешься. Там, где начинается переживание присутствия, кончается То, что является абсолютным Присутствием. Поскольку присутствие осознающего, присутствие видящего уже вторично. Поэтому присутствие чистейшего Я, идеи Я, Я–свидетеля — даже Я–свидетеля — это тень Того, что ты есть. Ты — ни свидетель, ни свидетельствуемое, ни свидетельствование и ни то, что может быть свидетельствуемым. Ты — То, что есть То. Но То не знает Того. Но свидетель, знающий, что бы знающий ни знал или не знал, никогда не может этого давать. Поэтому знающий, который отличается от того, что он знает или не знает, создаёт или не создаёт, никогда не может становиться Тем. Поскольку он уже То. Он не отличается от Него. Нет никакого становления Им. Ты — видящий, который не отличается от того, что видится, в истинной природе.

Но для Него самого — это тьма. Так что для Того, что ты есть, всё, что бы ни переживалось, — сон. Но всё равно он не отличается от Того, что ты есть. Единственный сон — это то, что Ты пытаешься находить самого Себя в том, что Ты воображаешь, и это делает Тебя воображаемым бедным «я». Есть страдание воображения — воображать, что Тебя можно воображать. И тогда Ты — в том ничтожном «я». И Ты не можешь этого избежать. Вот так шутка! Всемогущее, То, что является абсолютной Энергией, чувствующее Себя бессильным. И Ты не можешь этого избежать. Даже в переживании собственного бессилия Ты — То, что ты есть. Потому что это будет случаться. Это один способ переживания самого Себя. Переживание Себя как кого–то, кто рождается и теперь имеет тело и всё такое, и всё это есть момент за моментом. Но я полностью отрицаю, что кто–либо рождается посредством этого переживания рождения. Никто никогда не рождается и ничто никогда не рождается. И Жизнь никогда не рождается, и Ты есть То. Так что ни в каком переживании Ты ничего не утрачивал и теперь не можешь вернуть это обратно. Так что же я могу делать?

Это никогда не имело значения. В забывании никто не забывает. Поскольку ты не можешь забывать, что ты существуешь. Чтобы могли быть забывание и тот, кто забывает, Ты должен существовать. И потом есть вспоминание забывания. Так что поскольку есть забывание, есть его противоположность — вспоминание. Но в забывании никто не забывает и в вспоминании никто не вспоминает. Поэтому всё равно случается забывание и случается вспоминание. Есть это «я кто?» а потом «кто я?». Но посредством «Я кто?» никто не уходил, и посредством «Кто я?» никто не возвращается. Так что Ты никогда не уходил, Ты не можешь идти домой. Но у Тебя всё равно есть переживание ухода. Но никто не уходил посредством переживания ухода. И никто не идёт домой посредством переживания хождения домой. Никогда не было никого, кто уходил. Откуда? Ты существуешь, и даже для того, чтобы говорить: «Я не знаю», Ты должен знать, что ты не знаешь. Даже если Ты говоришь: «Я не есть», Ты должен быть. Это основная мысль Рамакришны — даже если Ты можешь утверждать, что не существуешь, Ты должен быть. И то абсолютное Существование есть, несмотря на всё, что бы ты ни говорил или делал. Но страдать о Себе — это сон. Это действительно неведение. Да ладно! Это шутка! В действительности это похоже на комедию — Божественное, страдающее о Божественном. Но это случается. Посмотри! Этого невозможно избежать. Даже этого переживания нельзя избежать. Но даже посредством этого страдания нельзя найти «я». Есть переживание страдания, но кто страдает в страдании? Тебе приходится говорить — «я». Но «я», что такое «я»? Часть страдания. Страдание начинается с «я» в плохих обстоятельствах. Плоха вся обстановка. Поскольку есть «я», поскольку есть разделение, есть ум, время, и всё это — страдание. И это то, как Ты реализуешь Себя. Или то, как Реальность реализует Себя. Как переживающий, который отличается от того, что он переживает. От любящего, который отличается от своего Возлюбленного. И это — страдание, и есть страсть. Поскольку из страдания происходит страстное желание выбраться из страдания. Так что Ты всегда и постоянно испытываешь достаточно страстное желание попробовать от него избавиться. Но ты не можешь находить в нём сострадания.

Это неистощимое сострадание, никогда, никогда не налицо. Но то относительное сострадание, которое ты показываешь другим, — это только жалость. Когда между тобой и другими есть различие, ты можешь только показывать жалость, потому что ты жалеешь самого себя. А когда есть тот, кто жалеет себя и жалеет других, где в этом сострадание? Невозможно! Так что даже учитель жалостлив. Даже учитель достоин сожаления. Даже учитель, знающий учителя, будучи учителем — это жалкий учитель. Возможно, ему сперва следует встретиться непосредственно со своим учителем, чтобы избавиться от своего «учителя». А потом — прочь от этого жалкого учителя, имеющего жалких учеников, — Боже мой! Какая жалость. И потом из этой жалости ты ожидаешь блаженства. Ананда. Та Ананда происходит из того чего? Страдания? Ты ожидаешь Ананду в страдании? Так что ты всегда ищешь не там. Ты можешь только искать не там. И я сижу здесь: будь счастлив, что ты можешь только находить не те места и не те находки. Не то, не то, не то, не то. Ложный поиск, ложное нахождение, ложное ненахождение — это ни то, ни то — это мне нравится! Ни так, ни этак, никак ты не можешь обретать То, что ты есть. Будь счастлив! Не то, что ты не должен быть счастлив, — что Ты даже не знаешь счастья! Счастье, которое можно знать, — это дерьмовое счастье. Оно никому не нужно. И будь счастлив, что никогда не было никого, кто был реализовавшим. Никто никогда не реализовывал свою истинную природу. Потому что нет никакой проклятой истинной природы, поскольку даже идея «истинной природы» — ложь. Истинная природа! Мать её так! Простите. Я виноват?
Понравилось (4):  Vlar, Kap-Lin, bodh45, algenvol

3 комментария

avatar
То, что является светом, никогда не может осознавать свет, никогда не может знать Себя. А свет, который Оно может знать, — это осознавание света, но не То, что есть свет. Я могу повторять это снова и снова…
avatar
С.: Дела. Люди, которые являются так называемыми просветлёнными, все писания, все философы…
К.: Мне всё это нравится! Я это люблю!
С.: Да, но ваш подход к этому похож на разрушительный или деконструктивный.
К.: Да, я убиваю это, любя это.
С.: То, что западные философы называют деконструкцией.
К.: Нет, я иду даже так далеко, что уничтожаю уничтожителя.
С.: Похоже, у вас постмодернистский подход.
К.: Пост–смертный!
С.: Вроде разрушения всего, что есть.
К.: Да, но то, что я действительно делаю, — это уничтожение уничтожителя. Именно так Шива уничтожает Шиву. Поскольку даже в разрушении есть надежда, что однажды всё будет уничтожено и тогда тебе будет лучше. Нет! Я уничтожаю уничтожителя. Это твой худший кошмар. Я сижу здесь, уничтожая для Тебя уничтожителя. Разрушая разрушителя. Поскольку ничто вообще не может быть уничтожено. И кому нужно что–то уничтожать? Нет, я ничего не уничтожаю.
avatar
+1
К.: Вообрази, что мне было бы дело до чьего–то прогресса. И до того, слушает ли меня кто–то. Или до чьего–то понимания. Вообрази, что мне это было бы не всё равно. Я действительно был бы самым разочарованным человеком на свете.
С.: Это не такая уж проблема!
К.: Я и не возражаю. Я наслаждаюсь невозможностью понимания Того, что ты есть, момент за моментом. Это наслаждение Тем, что никогда не может быть понято. И я никого не могу винить в том, что он это не понимал. Потому что в любом случае нет никакого способа это понимать. И никакой потребности в этом.
С.: Потребность в этом — это ловушка.
К.: Да, ты бедный ублюдок потому, что тебе нужно знать самого Себя. Это делает Тебя бедным фантомом. Так что? Ты всё равно являешься Тем, что ты есть!
С.: Это со–зависимость.
К.: Ты — компания со–зависимостей. Поэтому любая компания — это со–зависимость.
С.: Я хотел понять, что вы имеете в виду под «То, что я есть, предшествует сознанию»?
К.: Несмотря на. Это не прежде. Ты можешь называть это прежде или за пределами. Но это даже за пределами запредельного и предшествует предшествующему. Идее предшествующего. То, что предшествует идее предшествующего. То, что за пределами идеи запредельного. Это То, что ты есть. Поскольку То, что есть до, не знает никакого предшествующего, а То, что за пределами, не знает никакого запредельного. Так что это за пределами запредельного и предшествует предшествующему. Это То, что есть до, но не знает, что значит быть до. А То, что за пределами запредельного, — это То, что находится за пределами, но не знает никакого «за пределами». И это невозможно постичь. Слава Богу. Вообрази, что кто–то мог бы это понимать!
С.: «До»и «за» предполагают время, разве нет?
К.: Ты делаешь это таким! Потому что ты хочешь делать это личным. Ты хочешь продолжать существовать в бытии до. Но ты не можешь продолжать существовать в предшествующем, вот в чём фокус. Если ты есть просто до, то нет никого, кто может продолжать существовать. Так что будь до. И в до нет никакой истории, а без истории нет никакого «я». Это катастрофа, о которой говорил У. Г. (Кришнамурти), бытия Тем, что есть до, катастрофа всех историй всей Вселенной. Это касается не только твоего личного или безличного. В том бытии до сгорает дотла всё, что ты узнал и знал.
Поскольку нет никого, кого это заботит. В этой беззаботности есть просто естественное прекращение всего, чем ты являешься и чем ты не являешься. Естественно. Так что это — трюк.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.