avatar
avatar

Невинность и шок. (Томас Труоб)

Мы приходим в этот мир в удивительно чувствительном состоянии, с невинностью и открытостью, которых не можем себе и вообразить. Эта чувствительность сталкивается с такой жестокой и шершавой энергией, что реакцией становится впадение в шок. Чтобы понять шок, мы должны поставить себя на место невинного, восприимчивого, открытого и доверчивого ребенка, выглядывающего в незнакомую и странную жизнь.

Состоянием полной открытости мы встретили мир. Мы уловили все вибрации нашего окружения. В нем могло быть напряжение матери, или подавленный и невыраженный гнев отца, крики родителей друг на друга и много подобного. Мы почувствовали все это, и это загнало нас еще глубже в шок. В этом раннем и чистом состоянии мы можем улавливать малейший негатив, и на наше существо обрушивается страшная сила. Может быть, было что-то настолько вопиющее, как физическое или сексуальное насилие.

В состоянии невинности мы не способны впитывать грубую энергию. Каждый встречает ее по-своему, соответственно с тем, какие ресурсы с собой принес. Общество, в котором мы живем, вне зависимости от страны и места, не настроено на чувствительность. Мы учимся скрываться по мере того, как учимся справляться с жизнью. Мы грубеем и уже не чувствуем невинного ребенка внутри, которому пришлось преодолеть так много, чтобы «подстроиться». По мере того, как мы вновь открываем изначальную чувствительность, перед нами открывается шок.

Не всегда возможно или необходимо знать, что именно вызвало в нас шок. Самое важное – признать реальность этого опыта и осознать, что он основан не на нашей неполноценности, а на чем-то очень специфическом и вполне существующем, произошедшем в прошлом. Некоторая энергия настоящего: гнев, давление или, например, отвержение – запускает внутри реакцию, основанную на гораздо более ранних опытах столкновения с похожей энергией.

У каждого свои симптомы шока. Но есть определенный список общих симптомов: смятение, потеря ориентации, памяти, речи, ускоренный пульс, пот, метание, паралич, стеснение в груди, затрудненное дыхание, холодный пот, мокрые пальцы и чувство переполняющего ужаса. Приступы паники или фобии – это, по моему мнению, шоковые реакции. Иногда возможно определить источник шока, но часто он остается загадкой. Когда мы в шоке, ничего нельзя сделать, кроме как принять его. Нам хочется быть центрированными, сильными, присутствующими, собранными, спокойными, организованными, но мы не можем Чем более мы себя судим за неспособность принимать ситуацию так, как бы нам хотелось, тем глубже движемся в шок.

Каким бы ни был шок калечащим и ошеломляющим, в нем есть собственная ценность, особенно в духовных поисках. Шок – это призыв к пробуждению. Когда я начал осознавать, как часто и долго нахожусь в шоке, стало очевидно, насколько я чувствителен. Насколько все мы чувствительны. Шок привлекает внимание к невероятной чувствительности нашей души, ко всей бессознательности вокруг и внутри нас; вытягивает нас из защищенного, закрытого и изолированного мира и принуждает жить более сознательно. Шок пробуждает нас к изначальному чувствованию жизни и вытягивает из автоматических, обусловленных, бессознательных частей. Шок пробуждает нашу уязвимость.

Работая с шоком, я нашел, что его возможных источников много, и у каждого они свои. Когда мы сталкиваемся с одним из них в нашей сегодняшней жизни, и он в точности воспроизводит энергию изначального шока, мы переживаем все заново. Мы называем это «раздражителем шока».

Самый распространенный из них – открытое или косвенное насилие в любой форме. Это может быть гнев, враждебность, осуждение или неодобрение. Насилием является любой момент, когда мы чувствуем, что с нами обошлись плохо, использовали или поступили несправедливо. Когда мы чувствуем, что в нас вторглись, и наши границы нарушены. Даже не обязательно, чтобы это было выраженным; иногда достаточно чувства, чтобы войти в шок. Большинство из нас в детстве подверглись воздействию выраженного или невыраженного гнева. Гнев мог исходить откуда угодно: родители, братья и сестры, учителя, одноклассники. Пока мы не начинаем проникать в собственную обусловленность, мы не осознаем гнева, с которым на самом деле столкнулись.

Давление – второй раздражитель шока. Я это чувствовал и чувствую до сих пор в ситуации любого соревнования. Если бы я знал о шоке раньше, может быть, это спасло бы меня от большой сердечной боли и вечного ощущения, что я «проиграл». Но давление гораздо шире конкретных ситуаций – оно глобально. Перед лицом высококонкурирующего и патриархального общества, в котором выросло большинство из нас, Ребенок внутри приходит в шок от одного предвидения, что придется справляться с таким миром. После многих лет, прожитых под гнетом, значительная часть давления исходит изнутри.

Третий важный раздражитель шока – это отвержение, глубокая утрата или брошенность. Это коренной аспект исцеления нашей созависимости. Расставания достаточно болезненны, и если они сочетаются с чувством отвергнутости, то легко могут спровоцировать шок. Переживание утраты по причине смерти любимого человека или разрыва интимных отношений открывает внутри пространство, заставляющее нас войти в ядро боли нашего Ребенка. Это ставит нас лицом к лицу не только с ранами нашего Ребенка, но также и с пустотой у самых корней нашей души.

Четвертый раздражитель, который может вызвать шок – это осуждение или критика. По сути, это форма словесного насилия. Большинство из нас настолько привыкло жить под страхом осуждения и переживать его, что принимает это как должное. Мы не осознаем, в какой глубокий шок это приводит нашего Внутреннего Ребенка. Значительная часть нашего поведения ориентирована на то, чтобы избежать критики или реакции на нее.

Следующий раздражитель шока – это получение «противоречивого сообщения». Например, нам говорят, что мы должны делать то, что для нас будет лучше всего, и при этом подспудно подразумевают свои личные ожидания. Такие противоречивые сообщения приводят нас в шок, потому что мы не видим направления, в котором нужно двигаться. И мы перестаем доверять собственным чувствам. Ребенок начинает видеть внешний мир как опасное место, вызывающее смятение. Ничто не имеет никакого смысла ни внутри, ни снаружи.

И последний, шестой раздражитель шока – непредсказуемое, иррациональное или истерическое поведение. Если наши родители или родитель были алкоголиками или злоупотребляли наркотиками, мы вошли в шок, потому что не могли полагаться на последовательность их поведения. Они могли без причины прийти в гнев или маниакальное состояние, и часто направляли на нас непредсказуемое или тревожащее поведение. Нашего Ребенка это потрясало до основания. На глазах разваливается мир, и нет никакой защиты и безопасности.

Работая с моим собственным шоком и с шоком других людей, я исследовал его влияние на каждый из наших энергетических центров. Например, у нас может быть шок, который глубоко влияет на способность чувствовать сексуальность и открываться ей. Травмы детства, особенно сексуальное насилие, часто скрыты в нашем бессознательном и могут наполнять нас громадным страхом каждый раз, когда мы сталкиваемся с сексуальной ситуацией. В моей работе я нашел, что этот шок распространен почти везде и проявляется в каждом из нас по-разному. Согласно моему опыту, тревожное стремление быть «хорошим любовником», проблемы, связанные с оргазмом, проникновением, преждевременной эякуляцией или импотенцией, связаны с сексуальным шоком.

Есть также шок брошенности, который энергетически воздействует на низ живота и сердце. Он возникает из ранних переживаний того, как нас отвергли, и из эмоционального или физического одиночества. Воздействие этого шока приводит к тому, что нам очень трудно открыться и делиться своей энергией. Мы боимся, что нас покинут, и отступаем в собственный мир. Это происходит бессознательно, и мы не связываем свои эмоциональные и чувственные затруднения с шоком брошенности. Требуется осознание шока, чтобы понять, что эта изоляция – не наше естественное состояние.

Шок солнечного сплетения – это шок нашей способности чувствовать и выражать гнев и утверждение. Он пришел из какой-то формы насилия, энергетического или физического, которому мы подверглись в жизни очень рано. Мы остались замороженными в ужасе. Чтобы преодолеть страх чувствовать и утверждать себя, требуются невероятное терпение и настойчивость. Когда я впервые начал работать с этим аспектом шока, и мне приходилось сталкиваться с кем-то, кто меня пугал, я дрожал всем телом. Мне очень помогало осознание того, что я нахожусь в шоке. В каждой такой ситуации я подходил к самому себе с большим состраданием.

В нас также живет и энергетически воздействует на центр горла шок, приводящий к неспособности творчески говорить и выражать себя. Этот шок приходит от чувства унижения или критики, а также в отсутствие поддержки. Энергия застревает в горле, и мы не можем вывести ее наружу. Это глубоко разочаровывает. Я нашел, что самый целительный подход к преодолению этого блока – осознать этот шок, раскрыть его корни и продолжать рисковать и выражать себя.

Если мы на мгновение посмотрим в зеркало, то сможем заметить, особенно в левом глазу, свидетельства шока. Теперь его скрывают и заслоняют все защиты, которые мы, к счастью, сумели построить. Шок настиг нас так рано и так ошеломил нас, что стал почти недоступен для понимания. Он погребен глубоко в бессознательном. Даже если сознание не хранит память о событиях, принесших шок, его следствия отмечены в теле. Для глубокого понимания Внутреннего Ребенка нам нужно узнать, как это воздействует на нас сейчас. Раздражитель из нашей сегодняшней жизни, будь то насилие, давление, утрата, отвержение или иррациональное поведение, запускает определенные телесные проявления шока.

Я помню один случай, произошедший несколько лет назад. Даже теперь, думая о нем, я все еще чувствую стыд и гнев. Какие-то мои знакомые вечерами регулярно собирались в одном доме. Там всегда было много юмора и радости, и люди любили туда приходить. Это было «правильное» место, чтобы ходить в гости. У меня же оно всегда вызывало смешанные чувства. Я хотел в этом участвовать, но, по моим ощущениям, что-то было не совсем правильно. Там всегда много дразнили друг друга Однажды вечером, когда я был там в гостях, хозяева дома стали «игриво» меня поддразнивать. Я сумел им подыграть, но когда ушел, то почувствовал себя словно изнасилованным. Я осуждал себя за то, что не среагировал и не сохранил достоинства. Теперь я осознаю, что полностью ушел в шок. В таком состоянии мало что приходит на ум, не говоря уже о правильных словах. Я осознал, что стыд привел меня в зону шока, и я был парализован.

Стыд вызывает шок, шок ведет к еще большему стыду, и это превращается в порочный круг. Когда мы чувствуем, что в нас вторгаются, будь то гнев, давление или суждение, наша энергия и самоуважение разваливаются на части. Под шоком зарыты чувства ярости и горя, и если мы осознаем и признаем шок, они начинают выходить на поверхность.

Понимание шока играет фундаментальную роль в развитии сострадания к нашему Внутреннему Ребенку. Если шок приведен в действие раздражителем, нет никакого способа себя в нем «разубедить». Многие переживают фрустрацию, видя, что энергия и дееспособность падают, наблюдая самосаботаж и чувствуя, что не в состоянии ничего с этим сделать. Это больно. Когда мы пытаемся что-то совершить и приходим в шок, кажется, что все меняется от плохого к худшему. Малейший признак давления, извне или изнутри, загоняет нас в шок еще глубже.

В отношениях шок случается постоянно. Обычно у одного человека шок сильнее, чем у другого, и ему может быть труднее выражать чувства, в особенности гнев. Чаще всего тот, кто не боится гнева, раздражается или становится нетерпеливым; другой уходит в шок. Тот, кто в гневе, хочет реакции. Он обычно стремится к тому, чтобы получить в ответ какую-то энергию гнева. Давление приводит того, кто в шоке, в еще больший шок.

Такого рода нисходящая спираль может развернуться в любой ситуации, где один человек хочет какой-то энергии от другого. Это часто происходит в сексе. Тот, кто находится в шоке, чувствует, что подвергается давлению или насилию, и его энергия «замерзает». И он ничего не может сделать. Но если он не признает и не выражает то, что происходит, другой чувствует себя отчужденным и выходит из себя. Тогда уже выходят из себя оба Никакие умственные манипуляции не могут принести исцеления. Оно приходит из признания состояния шока и выражения его.

Шок также берет свое, когда мы занимаемся творчеством или двигаемся в незнакомые области. Малейшее давление или критика могут повергнуть нас в шок, вне зависимости от того, насколько хорошо мы понимаем, что и почему происходит внутри. Я вспоминаю несколько случаев из детства, когда я испытывал шок и совершенно терял способность действовать. Теперь я научился осознавать, когда нахожусь в шоке. Я не всегда могу уловить это сразу же, но точно знаю, как это ощущается, и понимаю, что это чувство – именно шок. Когда он приходит, я ничего не могу сделать, кроме как оставаться с ним, принять его, чувствовать и наблюдать, какой раздражитель его запустил.

Понимание шока дало мне инструменты для работы с ним. Мне нравится сравнивать процесс исцеления Внутреннего Ребенка с прохождением через разные комнаты – каждая со своим уровнем осознанности. (Конечно, эти стадии пересекаются друг с другом, так как реальная жизнь не так аккуратна.)

1. До того как осознать Внутреннего Ребенка и все, что он пережил, мы живем в комнате наших автоматических, бессознательных масок и компенсаций.

2. Как только мы узнаем о стыде и шоке, мы входим в комнату стыда и шока – ощущая онемение, подавленность, страх и другие телесные симптомы, сопровождающие стыд и шок.

3. Через некоторое время на поверхность начинает выходить гнев, погребенный под стыдом и шоком, и мы входим в комнату ярости и реакции.

4. Если мы можем оставаться с энергетическим опытом этой ярости, то проникаем глубже и соединяемся с чувствами под ней – невероятным страданием и болью от всего насилия, которому когда-либо подвергались. Мы в комнате горя.

Часто мы не помним изначальных травм, вызвавших шок. Они так болезненны, что мы закрываемся. Но тело регистрирует шок в форме астмы, экземы, приступов паники, фобии и многих других соматических симптомов. Иногда, когда мы приходим в шок, то не можем заметить никакого очевидного раздражителя, или раздражитель кажется незначительным. Но шок глубок и сложен. Достаточно довериться симптомам и осознавать, что что-то когда-то привело их в движение. Шок соединяет нас с глубочайшим, скрытым, самым пугающим насилием над нашим Внутренним Ребенком. Мы должны подходить к этому предмету с предельным состраданием и пространством.

— Томас Троуб,
«Лицом к лицу со страхом. Путеводитель на пути к близости»
  • нет

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.