avatar
avatar

Кабир о Раме

Кабир о Шри Раме

Кабир, хотя и почитался как индуистами, так и мусульманами, обращался к Богу по имени одной из Его инкарнаций — «Шри Рама». Шри Рама также известен под другими именам — Говинда, Хари, Кешав. Все они имеют разные значения, однако указывают на одну и ту же личность — Всемогущего Бога. (перевод Н. Б. Гафуровой)

О поминании имени Рамы

Кабир: я постоянно повторяю, слушайте все: Произносите имя Рамы, от этого вам будет благо, иначе блага не будет.
Говорит Кабир: я уже говорил; это говорили Брахма и Махеш.

Имя Рамы — сущность сущего: всем даю такое наставление.
Истинная реальность — тилак трех миров, а имя Рамы — суть его.

Бхакт Кабир поставил тилак себе на лоб и стал беспредельно красив.
Бхакти и бхаджан — вот имя Рамы, все другое — бесконечная скорбь.

Суть всего — поминание Всевышнего в мыслях, в словах и делах, — о Кабир!
Кабир: суть всего — поминание Всевышнего, все остальное — пустые хлопоты.

Все обыскал везде и всюду — вокруг одна смерть.
Одна забота у бхакта — имя Хари, иных забот нет у слуги.
Все заботы, кроме как забота о Хари, — силки смерти.
Пятью чувствами бхакт повторяет: «пиу», «пиу», а шестое — душа, которая поминает имя Рамы.

Когда дождь Свати излился на раковину Кабира, тогда он получил жемчуг Рамы.
Моя душа поминает имя Рамы, моя душа слилась с душой Рамы.

Теперь моя душа стала Рамой, перед кем теперь склоню свою голову?
Повторяя «Ты», «Ты», я стал Тобою — во мне не осталось моего «Я».

Я жертвую и жертвую собою ради Тебя, куда ни посмотрю — везде Ты.
Кабир: без страха поминай имя Рамы, пока в светильнике есть огонь.

Когда кончится масло и светильник погаснет, будешь спать денно и нощно.
Кабир: что ты делаешь, спящий? Почему, пробудившись, не поминаешь Мурари?

Еще день — и ты расстанешься с жизнью.
Кабнр: что ты делаешь, спящий? Почему, пробудившись, не поглядишь вокруг?

Почему отделился от Господа? Вернись к Нему.
Кабир: что ты делаешь, спящий? Почему, пробудившись, не рыдаешь от горя?

Как может спокойно спать тот, чье жилище — могила?
Кабир: что ты делаешь, спящий? Пробудись и прославляй Говинда.

Яма стоит у изголовья и мало-помалу пожирает свою жертву.
Кабир: что ты делаешь, спящий? Пока спишь, терпишь урон.

Даже Брахма сдвинулся со своего места, услышав шаги смерти;
Зови: «Кешав», «Кешав», не трать попусту время на сон.

Если будешь взывать день и ночь, когда-нибудь, он услышит твой зов.
В тех сердцах нет любви, ни сока любви, кто языком не произносил имя Рамы.

Те люди напрасно пришли в этот мир.
Кабир: не вкусил любви, а если и вкусил, то не познал ее вкуса.

Такой человек, словно гость в пустом доме, — как пришел, так и ушел.
Раньше в прошлых рождениях, накопив дурные деяния, завязал узелок с ядом.

Но миллионы дурных деяний исчезнут в одно мгновение, когда придешь в убежище Хари.
Миллионы дурных деяний исчезнут в один миг, едва лишь уста помянут имя Хари.

Но добрые дела, накопленные в течение веков, бесполезны без имени Рамы.
Кто на сколько познал Хари, на столько и получил пользы.

Росой жажды не утолишь, пока не войдешь в воду.
Оставив любимого Раму, поклоняется другим божествам.Такой человек подобен сыну падшей женщины. Кому он может сказать: «отец»?

Кабир: тверди сам имя Рамы и вели другим повторять его.
А если кто не произносит имя Рамы, снова и снова настаивай, чтобы твердили.

Как в душе поселил майю, так же посели и Раму. Оставив мир, иди туда, где обитает Кешав.
Можешь грабить — грабь, если добыча — имя Рамы.

Иначе потом пожалеешь, когда оставишь это человеческое тело.
Можешь грабить — грабь сокровищницу имени Рамы.

Иначе смерть схватит тебя за горло, и десять дверей окажутся закрытыми.
Долог путь, далек дом, дорога опасна, на ней много разбойников.

Скажи, сапт, как добиться недоступного видения Хари?
Когда ты славишь достоинства Рамы, рвутся мирские путы; почему не твердишь имя Рамы в разлуке с Ним?

Если день и ночь не размышляешь о Хари, то как достигнешь труднодоступного соединения с Ним?
Кабир: немалое это искусство — всей душой поминать имя Хари.

Это все равно, что балансировать на острие кола: свалишься — не уцелеешь.
Кабир: размышляй о Раме, вслух повторяя мантру.

Не забывай океан Хари, увидев много небольших прудов.
Кабир: радуй Раму, воспевай амриту Его достоинств.

Соединись с ним так, как скрепляют между собой кусочки сколотого драгоценного камня.
Кабир: душа вздрогнула от страха, увидев со всех сторон огонь чувственных желаний.

Взяв в руки кувшин поминаний Хари, скорей затуши его.

О разлуке с Рамой

Супруга, которая разлучилась со своим Возлюбленным, всю ночь плачет, словно кундж по своим птенцам.
Кабир: душа сгорела дотла, страдает несчастная, покинутая.

Кундж взывает с жалобой к небу: все озера наполнились водой после грозы.
Каково же положение тех людей, которые отделились от Говинды?

Чакви, разлучаясь на ночь со своим супругом, встречается с ним утром снова.
Тот, кто разлучен с Рамой, не встречается с Ним ни днем, ни ночью.

Тому, кто разлучен с Рамой, нет счастья ни днем, ни ночью, нет счастья и во сне.
Кабир: тому, кто разлучен с Рамой, нет счастья ни под солнцем, ни в тени.

Супруга, которая разлучилась со своим Возлюбленным, стоя на обочине, обращается к путнику:
Скажи хоть одно слово о моем Возлюбленном: когда Он вернется ко мне?

Много дней я смотрю на дорогу, о Рам, ожидая тебя. Моя душа жаждет встречи с тобой, нет душе покоя.
Супруга, которая разлучилась со своим Возлюбленным, горя желанием увидеть Его, падает от усталости и, снова встает.

Если ты покажешься мне после моей смерти, то какая польза от этой встречи?
Если встретимся после смерти, р Рама, то что пользы от этого, о Рам? — говорит Кабир.

Когда все железо изотрут о камень, то какая польза от параса?
Беспокойство мое не развеется от одной только весточки.

Оно развеется только тогда, когда Хари придет ко мне, или я пойду к Хари.
Я не могут прийти к Тебе и не могу позвать Тебя:

Вот так Ты возьмешь мою душу и сожжешь в огне разлуки.
Сожгу это тело и сделаю сажу, как только дым поднимется к небу.

Может, тогда Рама окажет милость и, пролив дождь, погасит огонь разлуки.
Сожгу это тело, сделаю из него чернила и напишу имя Рамы.

Из костей своих сделаю перо, чтобы написать послание Раме.
Кабир: боль мучительна, эта боль не покидает тело.

Всепоглощающая боль любви ранила мое сердце.
Рана разлуки мучает меня и терзает все тело.

Это понимает тот, кто метнул стрелу, и тот, кто страдает.
Истинный гуру, взяв в руки лук, натянул тетиву и пустил стрелу.

Она глубоко вошла в мое тело — теперь я не знаю, жив я или мертв.
Когда истинный гуру, натянув тетиву, послал стрелу, тогда я получил знание о Всевышнем.

Она пронзила мое сердце и принесла мучительные страдания.
Стрела, которую послал истинный гуру вчера, осталась в моей душе.

Ту же стрелу пошли и сегодня — без этой стрелы я не постигну истины.
В моем теле поселилась змея — разлука, не действуют на нее никакие молитвы.

Разлученный с Рамой не живет, а если живет, то слывет безумным.
Змея — разлука проникла внутрь и ранила сердце.

Но садху даже не пошевелился: «Как хочешь, так и жаль».
Все сосуды — струны, тело — рубаб, разлука беспрерывно играет на нем.

Но никто не может слышать эту музыку, кроме Господина и души разлученной.
Не говори, что разлука плоха, разлука — это султан, Тело, в котором не трепещет разлука, подобно масану.

В глазах моих потемнело, от того что все время смотрю на дорогу.
Язык мой покрылся ранами, от того что все время зову Раму.

Из своего тела сделаю светильник, из души своей фитиль.
Кровью своей наполню светильник, словно маслом.

О Возлюблеипый, когда же я увижу твой лик?
Поток слез льется из моих глаз, словно поток воды, льющейся из колеса мельницы, которое, вращается день и ночь.

Я, словно папиха, кричу: «пиу», «пиу», когда же Ты встретишься со мной, о Рам?
Мои глаза покраснели от страданий любви, а люди думают, что они такие от болезни.

Я постоянно плачу из-за любви к своему Господину.
Эти слезы святые, а те — греховные, как их различишь?

Но если из глаз текут кровавые слезы, то знайте: это — истинная любовь!
Кабир: оставь смех и плачь во весь голос.

Как без слез обретешь любовь Возлюбленного?
Если плачу в разлуке — силы покидают меня; смеюсь — Раме не нравится.

Тоска гложет мою душу, словно жучок дерево.
Смеясь, не обретешь Бога; тот познал, кто плакал.

Если бы, веселясь, можно было познать Хари, то не осталось бы несчастных женщин.
Если Хари можно было бы познать, играя И смеясь, то кто бы согласился изнурять себя на точильном камне.

Кто оставит жадность, злость и похоть, тот встретит Бхагавана.
Сын, любя своего Отца, подбежал прямо к нему.

Но Отец дал в руки сыну сладости-искушения и, таким образом, обманув его, ушел.
Ребенок бросил сладости, страх охватил его душу, когда он понял, что наделал.

Долго плача, он, наконец, вернул своего любимого Отца.
Когда ты войдешь в мои глаза, я день и ночь буду смотреть на тебя.

Когда настанет такой день, когда Хари покажет свой лик?
Кабир: день прошел в ожидании Возлюбленного и ночь тоже прошла.

Супруга не обрела своего Возлюбленного, сердце ее терзается, о подруга!
Дай супруге, которая разлучилась с Возлюбленным, посмотреть на Тебя или разреши умереть.

Я не могу больше выносить огонь страданий, который жжет меня восемь пахаров.
Супруга, разлученная со своим Возлюбленным, почему осталась жива?

Почему не сгорела на костре, который разжег Возлюбленный?
Остановись, о глупая, не позорь любовь!

Я — головешка разлуки и, понимая это, постепенно тлею.
Когда мое тело сгорит совсем, тогда я обрету спасение и освобожусь от страданий разлуки.

Кабир: тело и душа сгорели в огне разлуки:
Мертвец не чувствует боли, но я чувствую этот огонь.

Я горю в огне разлуки и, охваченный огнем, иду к водоему.
Увидев меня, и водоем загорелся: «О сант, как объяснить это»?

Я долго бродил с горы на гору, плача, я выплакал глаза.
Но я не нашел той целебной травы, которая сохраняет жизнь.

Я разорву в клочья шелковую одежду и завернусь в грубое одеяло.
Глаза мои ослепли от слез в постоянном ожидании Тебя.

В какой одежде надлежит встретить Хари, такую одежду и надену.
Но я не встретил Тебя и нет мне радости — таковы мои страдания.

В океане бытия я с трудом нашел плот любви, на котором была змея разлуки.
Если оставлю его, то утону; если ухвачусь за него, то змея ужалит в руку.

Отделилась от Океана, о раковина! Погоди немного, не кричи так.
Ты будешь громко кричать в каждом храме, когда взойдет солнце.

Все люди счастливы — едят и спят.
Только Кабир дас печален — он бодрствует и проливает слезы по Всевышнему.

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.