+68213.44
Карма
193404.27
Сила
avatar

Феликс

avatar

У кристалла много граней

У кристалла много граней
А у истинны имён.
Путник истиною ранен
Навсегда в неё влюблён.
Ищет истину повсюду
Повторяя имена….
Ждёт с надеждой встречу – чудо
И вот, кажется видна…
Но проходит миг прозренья
И опять сокрылся лик
И вокруг нависли тени
И слова язвят язык.
Путник это — свет на гранях
Создающий свой кристалл
Кто найдёт – умрёт от раны
Но проснётся, кто искал.
avatar

Моя доля повиснуть без прав воскрешенья

Рядом с Иисусом были распяты двое разбойников, один уверовал и обрёл спасение, а второй нет.
Но был ли у него выбор?

Моя доля повиснуть без прав воскрешенья
И кресты на холме, ожидают гостей.
Рая нет, и не будет из муки спасенья,
Только ветер сыграет, на арфе костей.
Только воронов стая, восславит свободу
И шакал пропоет, эту песню луне…
И провою я в небо «дай сука мне воду!»
И повисну во вне.
Там где скрежет зубовный и маются души
Что несутся по кругу не зная конца
И где тьма с каждым кругом становится гуще,
И не видно Творца.
Его лик, его свет, его слово забыто.
Не увидеть его в этом чёрном ничто.
Я не знаю молитв, и не верю в молитву,
Только хрип остаётся « Не то»
Не найти ничего, только мухи там роем
И распятый скелет в небо шлёт скорбный взор.
И звезда, через рёбра, с другою звездою
Бесконечный ведёт разговор.
avatar

РАССКАЗ О...

Аркадий Петрович заварил крепкое кофе, налил его в маленькую изящную чашечку и закурив сигару вернулся к недописанному роману. Главный герой романа названый автором Айвен сидел на берегу океана и бездумно смотрел на набегающие волны. Всё, что было можно потерять, он уже потерял. Пожар сжег его дом, женщина, которую он любил, и двое детей погибли в этом пожаре. Айвен остался один больной и измученный. Его тело обгорело, левая рука не сгибалась, а лицо покрытое шрамами напоминало маску ужаса. Как загнанный волк он бежал и бежал, а неведомая ему сила гнала его вперёд, разрушая все, на что Айвен пытался опереться. Люди сторонились его, чувствуя печать проклятья и действительно везде, куда Айвен приходил, начинались проблемы. Умирали домашние животные, болели дети, налетала саранча. Он перестал заходить в деревни, предпочитая ночевать в поле, но и там смерть и разрушения преследовали его. Тени отброшенные костром надвигались, превращаясь в обгоревшие тела детей и жены, и Айвен в ужасе сворачивался в клубок, закрывая ладонями уши, что бы ни слышать их предсмертных криков. Он молил о смерти, но не мог сам сделать этот шаг и продолжал жить, не понимая за что ему это. Странствия Айвена привели его на берег океана, дальше бежать было некуда.
Аркадий Петрович с наслаждением отхлебнул кофе, и на мгновение, придержав его во рту, насладился его терпким вкусом. В голове крутилось два возможных вариантов развития сюжета. На горизонте мог показаться пиратский фрегат и Айвен станет жестоким пиратом, наводящим ужас на прибрежные города. Другой вариант, слепая девушка, которая должна возникнуть на его пути и стать началом новой жизни и новой семьи. Аркадий Петрович по натуре не был злым демиургом, хотя и любил сгущать краски, заставляя читателя погружаться в пучину боли и отчаянья вместе с героями.
Вдохнув ароматный дымок сигары, Аркадий, занёс пальцы над клавиатурой. Решение было принято, и Айвен должен был продолжить свой путь в качестве безжалостного пирата. Но пальцы так и не
Читать дальше →
avatar

Все плохо.

Я рождается и это уже травма из тепла и покоя, в холод, боль, зависимость. В дальнейшем начинается процесс социализации и это происходит как ломка через принуждение и наказание. Потом перед ним весят морковки искусственных смыслов и загоняют в колесо выживания. Если Я теряет веру в эти смыслы, то испытывает тоску и депрессию. Его манят некими запредельными мирами, обещают нирвану и рай. Но опыт каждодневной жизни говорит о непрекращающемся страдании. У менЯ есть только один выбор без выбора, уйти в прелесть самообмана уговаривая себЯ, что все гармонично и Бог знает, что делает или яростно искать ответ, зачем все и постоянно страдать от невозможности этот ответ получить. Видя весь ужас существования постоянное взаимопожирание, боль, старость, смерть. Тожество зла, превращение благих замыслов в кошмар, отсутствие как человеческой, так и божественной справедливости. Не находя ни в чем опоры. Чувствуя кожей боль живых существ и раздавленный невозможностью никого спасти, Я молит о смерти, но не может ее приблизить или отдалить. Те часы или дни счастья, которые Я испытываю от жизни, только усиливают боль потерь. В страхе перед неизвестностью, ждущей за порогом, Я пытается верить в слова о пробуждении, но эта вера исчезает с первыми шагами смерти и боли. Будда, Иисус и прочие кому Я молился, видятся как ярмарочные зазывалы, а хозяин этого аттракциона ужаса и страданий всемогущий демиург, создавший этот мир себе на потеху. И он же создал правила, по которым ты не можешь уйти из этого цирка. Те, кто на это решаются, попадают в новый круг страданий. Видя тех, кто по их словам получил опыт другого взгляда и находится в постоянном блаженстве, Я сравниваю их дела и их слова и чаще всего вижу ложь. А если они и не лгут, то их существование только усиливает боль от невозможности к этому прийти. Нет спасения из этого мира и слова, что спасать некого не могут утешить. Все что я называет собой это симптомы болезни и исцеление этой болезни означает смерть всего, что названо мной.
Читать дальше →
avatar
avatar

Размышление и самоанализ как духовная практика

Абсолют, или сущность Бога, разуму недоступны, но все то, что находится ниже в иерархии бытия, потенциально умопостижимо. Размышление (тафаккур, фикр) было важной составляющей суфийской практики в соответствии с хадисом «Час размышления лучше шестидесяти лет поклонения».

Размышление — это переход от лжи к Истине
и способность видеть Всеобщее в частичном.

Махмуд Шабистари (1288 — 1340). «Тайный сад».

«Размышление (фикр) пробивает брешь в проявленном, чтобы обнаружить деяние Божества». (Харис ал-Мухасиби, 781-857).

В идеале размышление для суфия связано с сердцем. Согласно Зун-н-Нуну Мисри (796-859), «когда человек размышляет сердцем, Тайное раскрывается его духу». (1)

Таким образом, фикр — это не чисто интеллектуальное упражнение, не просто умозаключения (хотя включает их тоже), а размышление сердцем — то есть попытка направить разум к познанию Бога посредством самого Бога.

Попробуем представить (но не только в уме, а и «в сердце своем») особенности такого сердечного мышления. Мы помним, что сердце — это успокоенный нафс. В таком случае мышление сердца будет лишено ограничений обычного (приказывающего) нафса.

Нафс завистлив и ревнив, а потому с подозрительностью относится к чужим непривычным мыслям и не признает их, даже если они истинны. Сердечное размышление будет положительно реагировать на истинное и вступать с ним в резонанс, каков бы ни был источник.

Нафс боязлив и не рискует заглядывать в неизведанное, а мышление сердца будет обладать интеллектуальным бесстрашием и не побоится неведомого и неожиданного. Те предрассудки и ограничения, которые неизбежны для нафса, сердечным мышлением будут отброшены.

Знание себя, требующее мужества, невозможно для обычного человека и по большей части табуируется культурой, но мышление сердца позволяет знать себя.

«Тот, кто знает себя, знает своего Господа», говорится в хадисе. Сердечное размышление ведет от обычного знания (илм) к высшему типу знания, мистическому гнозису (марифат).

***
Еще
Читать дальше →
avatar

ВСЁ УЖЕ ХОРОШО.

И искать и не искать это всё в одной плоскости. Поиск это стремление реки к Океану на её пути может возникнуть запруда и тогда река на время остановится, но стремление невозможно прекратить и река неизбежно сорвёт преграду и потечет дальше. Река вытекла из Океана и в него впадает. Поэтому для Океана это игра, способ его бытия как река, как источник как дождь и пар. А для реки ( иллюзии отдельного сознания) это страдания недостаточности. Когда мудрец говорит всё ХОРОШО он говорит об Океане. Река неизбежно впадёт в Океан, поэтому всё уже хорошо все уже спасены и так же неизбежно новая река вытечет из Океана. И иллюзия страданий повторится. Напоминая реке, что она Океан показывая это через разворот внимания, мудрец облегчает пусть иллюзорное, но болезненное страдание. Иногда от понимания этих слов становится еще больней, но это целительная боль. Мудрец не давит на болевые точки, стремясь ускорить движение реки. Боль возникает сообразно природе этого индивидуального сознания. И тогда слова всё ХОРОШО просто помогают через неё пройти. Но слова всё ХОРОШО останутся только словами, если сам мудрец всем своим бытием не демонстрирует эту ясность и покой. Внешние проявления характера не затмевают тот невербальный посыл, который постоянно транслирует мудрец. В присутствии мудреца поиск прекращается, океаничность становится не идеей, а переживанием. Все реки это Океан. Индивидуальное сознание переживает своё единство с тотальным сознанием. Но условия игры в том, что пока стремление не исчерпается оно будет создавать искателя переживающего единство, а потом его теряющего и стремящегося опять его пережить. И тогда искатель опять приходит к мудрецу. И мудрец вновь ему повторяет одни и те же слова ВСЁ УЖЕ
Читать дальше →
avatar

Бессилен я, бессилен Бог.

Бессилен я, бессилен Бог.
Бессильно солнце в небе всходит.
Бессильно дует ветерок.
Растут бессильно в огороде
Морковка лук чертополох.
Бессильно руки их срывают.
Бессилен стать героем лох.
Бессильны мы дойти до рая.
Во всём бессилие поёт
Своею силою играя…
И смерть бессильно жизнь возьмёт,
А дальше что я не узнаю.
avatar

Странник.

Игнат был странником. Ему нравилось, когда его так называли. В этом слове сплелись два главных определения судьбы Игната. Странность и непохожесть его на всех остальных и тяга к странствиям. Игнат не стремился к новым местам, не хотел открывать новые земли, он убегал. Маленький, жилистый, с вытянутым худым лицом и большими глазами, из которых душа Игната смотрела на мир, как водолаз из иллюминаторов батискафа, с любопытством и осторожностью. Игнат менял города и даже страны, нигде не оставаясь надолго. Стоило ему где-то задержаться, сплести дружеские и любовные связи, как скользкая холодная змея тоски начинала подыматься в груди Игната. Он бросал всё и убегал. Новые места и новые встречи на короткое время заглушали эту тоску, но проходил максимум месяц, и тоска возвращалась. Игнат не чурался никакой работы, от алкоголя держался подальше, понимая, что если начнёт, то уже не остановится. С женщинами тоже проблем не было, их привлекала к нему внутренняя сила и, как это ни парадоксально, невозможность долгих отношений, та мимолетность и яркость страсти, которая и есть основа курортного романа.
К сорока годам Игнат исходил и изъездил на попутках много тысяч километров. У фуры, на которой ехал Игнат, заглох мотор. И пока шофер – дальнобойщик, матерясь, ждал техпомощь, Игнат, сверившись с картой, решил пойти через лес. Там, по его расчетам, была небольшая деревня, в которой он надеялся найти работу и еду.
Быстро темнело, тропинка петляла, и скоро Игнат понял, что ходит по кругу. Игнат был опытным путешественником, и заблудиться не мог. Есть карта, есть звезды, в конце концов, можно сориентироваться по мху, облепившему стволы деревьев. Но в этом лесу всё было не так, не по правилам. Куда бы Игнат ни направлялся, он возвращался на то же место, с которого отправился в путь. Рядом должна была быть трасса, но вернуться к ней Игнат тоже не мог. Куда бы он ни шёл, перед ним был только лес. Ветер становился все сильней. Лес наполнялся скрипами веток, уханьем ночных сов, еле
Читать дальше →
avatar

Объективный Мир находится в субъективном Я-образе.

Объективный Мир находится в субъективном Я-образе.
Именно через качества кажущегося ограничения формы Сознание может повернуть свое внимание от Себя и направить свет Сознания к объекту.
Все современные космологические теории, опирающиеся на свойства квантовой механики, описывают поведение атомных и субатомных частиц, но не могут коснуться своими методологиями объективного исследования Принципа неопределенности. Другими словами, Принцип неопределенности символизирует собою невозможность определения места в пространстве динамического объекта, можно только предполагать его местоположение.
Мы прибегнем к рассмотрению этой неопределенности как модели выражения Сути Сознания, гипотетически объясняющей свойства субатомного мира, частью которого является и мысль человека о самом себе.
Изначально есть только то, что называется Квантовой неопределенностью, основополагающий термин в этой области — суперпозиция. Здесь еще нет плотностей и существует лишь волновая непрерывность альтернативных состояний.
Знать себя или не знать, перед Квантовой неопределенностью такой вопрос не стоит до тех пор, пока в этой неопределенности не возникнет вибрация. В теологическом эквиваленте что-то вроде слова, которое вначале было у Бога. И если это слово было «Бог», почему бы не предположить, что первоначальный импульс создает мысль-действие, отличные от Творца, но посредством Его. Сознание принимает формы, но не зависит от них. Со стороны проявленного мира, где существует причинность, невозможно увидеть То, что представляет собой свой собственный Свет и Источник.
Мысль создает Наблюдающего, преобразовывая непрерывные свойства Квантовой неопределенности в дискретные функции обусловленного мира.
Если предельно упростить, то получается, что всё, чем является Ищущий, — это мысль о себе, субатомная частица, видящая только себя и свои собственный свойства.
Эта мысль представляет существующий внешний мир, созданный из материи, и в этом мире «я», базирующееся лишь на вере в реальность самого
Читать дальше →