+211.35
133 читателя, 1461 топик
avatar
avatar

Аркадий Ровнер «Фотограф»

Наш мир создан ради человека — так учат нас высокие доктрины Востока. Конечно, они говорят не о жалком существе, трусливо несущем свою ничтожную персону или выполняющем вложенные в него слепые программы, а о пробужденном, спокойном и бесстрашном. Но где вы видели пробужденного, спокойного и бесстрашного человека в беспощадном мире, сокрушающем всех и каждого, в котором мы живем?

Однажды мне довелось встретиться с таким человеком при самых жестких обстоятельствах, которые можно вообразить. Его самообладание и бесстрашие стали для меня оправданием многих людей и укором моей собственной нерешительности и вялости.

Торопясь на деловую встречу, я забыл дома кошелёк, беспечно доехал до нужной станции метро, благо проездной я всегда хранил в отдельном кармане, и только выйдя из метро, вспомнил о забытом кошельке. В другой раз я мог бы получить небольшую сумму в ближайшем банкомате, но кредитные карточки также лежали в моем кошельке. Ложная гордость не позволяла мне прийти на встречу без денег. Пропустить встречу я тоже не мог — человек был связующим звеном в моих далеко идущих проектах.

Стояло яркое летнее утро. Дрожащие солнечные пятна, рассыпанные по столикам с сидящими за ними людьми, лепили яркую мозаику, как будто, созданную кистью Сера. Легкий утренний ветерок мешал в знакомом букете едкий запах выхлопных газов, свежесть листьев и терпкость пыли.

Двигаясь в нужном направлении со смутной надеждой на чудесное избавление, я увидел за столиком одинокую фигуру человека в сандалиях на босу ногу и в широком пестром богемном балахоне. Большой мясистый нос висел над маленькими губами и мягким подбородком, высокий лоб венчался густым гнездом белесоватых волос. Не было ничего искусственного ни в лице, ни в одежде этого человека. Он был весь натуральный, сочный, живой и располагающий к себе своей телесностью и теплом. Столик его стоял с краю, в нескольких шагах от других, раскиданных на тротуаре под каштанами. Перед ним лежала папка с фотографиями, выдающая характер
Читать дальше →
avatar
avatar

Срочная служба

Когда призвали меня
На срочную службу –
В Солнечную Систему,
На планету Земля,
Мне дали белковое тело,
Миску, ложку и кружку,
Дали с десяток болезней
И с тысячу ложных «я».

Дали пинка под зад
И сказали: «Ну не скучай, приятель,
Вдали от родных вибраций,
Вдали от родных планет.
Помни, что каждый твой шаг
Видит всеобщий Создатель.
Которому до тебя,
В общем-то, дела нет.

Хотя Он тебя, конечно,
Довольно неслабо любит.
Но это на собственной шкуре
Должен всё ощутить –
Когда вокруг – суета и напряг,
И эти… как их там… „люди“
Потащат тебя на крест,
А ты их сумеешь простить.

И помни: срочная служба
Длится отнюдь не вечность,
И больше всего эта служба
Нужна тебе самому –
Чтобы себя проверить
На вшивость, божественность, верность
Себе самому, Создателю
И остальному всему».
avatar
avatar

Последний итог

…Итог один: два метра ни один
И сверху два – или огонь и пепел.
А твой неистребимый никотин
В какой-нибудь преобразится плевел.

И нет проблем – практически ни в чём:
Всё так как есть – не менее, не боле.
И каждый – потому что обречён –
Свободен – как дорога через поле.
avatar
avatar

Считалочка:))

Не волнуйся, милый друг,
От того, что есть вокруг.
Всё равно всё может быть –
Только так, как может быть.

Ты не веришь? Проверяй.
Даром время не теряй.
Раз, два, три, четыре, пять…

Мне сегодня проверять.
avatar
avatar

Оруженосец Санчо (рассказ Сурата)

Санчо Панса стоял на автобусной остановке, когда вдруг увидел Дон Кихота, который то ли ждал, как и все, запаздывающего рейса в Мехико, то ли просто праздно сидел в совершенно неподходящем для праздности месте. Санчо, нимало не раздумывая, подошёл к Дон Кихоту и, представившись аспирантом гарвардской исторической кафедры, сходу стал напрашиваться в оруженосцы к доблестному рыцарю.

– Какой же я тебе рыцарь? – ничуть не удивившись, изумился Дон Кихот. – У меня и доспехов–то нет.

– Я готов заплатить, – угрожающе сказал Панса и Дон Кихот растаял.

– Так бы сразу и сказал, – похлопал он Санчо по плечу. – Бери мой чемодан и пошли.

В то время как раз была война и все уходили на фронт. Дон Кихот и Санчо встретили группу родственников и друзей последнего, которые, сжимая в руках вилы и берданки, дружно шли бить врага.

– Пошли с нами, Санчо! – сказали они. – Родина в тебе нуждается.

– Пойдем, сеньор? – обернулся Санчо к Дон Кихоту, но тот только поморщился.

– Идите своёй дорогой, любезные, – прикрикнул он на друзей и родственников, – и позвольте нам идти своёй.

– Что-то в вас не видно ни любви к родине, ни ненависти к неприятелю, – сказали родственники. – Быть может, вы просто боитесь?

– Увы, – ответил Дон Кихот, – мне всего лишь стыдно. Вы воюете вовсе не с неприятелем, а с ветряными мельницами, и мне зазорно участвовать в этом безумии.

– Сам дурак, – сказали ему друзья и родственники Санчо, и ушли на войну.

В своих странствиях Дон Кихот и Санчо то тут, то там натыкались на ветряные мельницы, к которым примыкали длинные очереди вооруженных людей. Они заходили вовнутрь друг за другом, бросались на жернова с криком: «Ура!» и тут же вытекали в виде красной жижи по ржавому желобу на улицу.

– Из-за чего они так горячатся? – спросил Дон Кихот у Санчо.

– Известно, из-за чего! – сказал Санчо. – Из-за Дульсинеи Тобосской! Враги похитили у нас самую прекрасную женщину на земле и не хотят отдавать обратно.

– Странно, – удивился Дон Кихот, –
Читать дальше →
avatar
avatar

Роза Парацельса (рассказ Борхеса)

В лаборатории, расположенной в двух подвальных комнатах, Парацельс молил своего Бога, Бога вообще, Бога все равно какого, чтобы тот послал ему ученика. Смеркалось. Тусклый огонь камина отбрасывал смутные тени. Сил, чтобы подняться и зажечь железный светильник, не было. Парацельса сморила усталость, и он забыл о своей мольбе. Ночь уже стерла очертания запыленных колб и сосуда для перегонки, когда в дверь постучали. Полусонный хозяин встал, поднялся по высокой винтовой лестнице и отворил одну из створок. В дом вошел незнакомец. Он тоже был очень усталым. Парацельс указал ему на скамью; вошедший сел и стал ждать. Некоторое время они молчали. Первым заговорил учитель.

— Мне знаком и восточный, и западный тип лица, — не без гордости сказал он. — Но твой мне неизвестен. Кто ты и чего ждешь от меня?

— Мое имя не имеет значения, — ответил вошедший. — Три дня и три ночи я был в пути, прежде чем достиг твоего дома. Я хочу быть твоим учеником. Я взял с собой все, что у меня есть.

Он снял торбу и вытряхнул ее над столом. Монеты были золотые, и их было очень много. Он сделал это правой рукой. Парацельс отошел, чтобы зажечь светильник. Вернувшись, он увидел, что в левой руке вошедшего была роза. Роза его взволновала.

Он сел поудобнее, скрестил кончики пальцев и произнес:

— Ты надеешься, что я могу создать камень, способный превращать в золото все природные элементы, и предлагаешь мне золото. Но я ищу не золото, и, если тебя интересует золото, ты никогда не будешь моим учеником.

— Золото меня не интересует, — ответил вошедший. — Эти монеты — всего лишь доказательство моей готовности работать. Я хочу, чтобы ты обучил меня Науке. Я хочу рядом с тобой пройти путь, ведущий к Камню.

Парацельс медленно промолвил:

— Путь — это и есть Камень. Место, откуда идешь, — это и есть Камень. Если ты не понимаешь этих слов, то ты ничего пока не понимаешь. Каждый шаг является целью.

Вошедший смотрел на него с недоверием. Он отчетливо произнес:

— Значит,
Читать дальше →
avatar
avatar

Размышления в православном храме

Ни про кого ничего
Точно нельзя сказать,
Тем более – про Тебя:
Галилеянин, плотник,
Назорей, спаситель, спасатель…
Какой был рост у Тебя?
Какого цвета глаза?
О таких вещах ничего
Не написал ни один
Евангелист-писатель.

Знаю, это не важно,
Важнее – Благая Весть,
Что Собою явил Ты –
И жизнью, и смертью крестной,
А потом – воскресеньем,
Доказавшим, что есть
Нечто большее
Суеты и борьбы повсеместной.

Знаю, не важно и то,
Сколько Тебе было лет,
Когда Тебе гвозди в тело
Вколачивали
И после –
Когда Ты вдруг ощутил,
Что свыше – страховки нет,
И что-либо отменять
Было бы слишком поздно.

Знаю, что ни черта
Я о Тебе не знаю.
Но вновь прихожу я в этот
Тебе посвящённый храм
И что-то самое важное
О жизни своей вспоминаю,
Зная, что всё остальное,
Без этого важного, – хлам.
avatar
avatar

Сатори:)))

Я так доволен тем, что есть.
Мне больше – ничего не надо.
Ну разве ж водочки поесть.
Да выпить что ли лимонада.
Да замереть, как идиот,
Пред этим миром, полным чуда.
Да выйти вон, когда придёт
Мой день и час – уйти отсюда.
avatar
avatar

Ноэль Гарднер. СОМНЕВАТЬСЯ ПОЧТИ НЕ ПРИХОДИТСЯ.

Меня нелегко убедить в чем-либо. Я ставлю под сомнение буквально все. Именно это вполне привычное чувство недоверия охватило меня как-то раз, когда я вернулся домой и, удобно устроившись в любимом мягком кресле, долго смотрел на сюрреалистическое полотно, купленное когда-то Сюзан в состоянии временного помрачения рассудка. Если, конечно, это можно было назвать произведением искусства.

Картина представляла собой жуткое переплетение зеленых и лиловых полос, извивающихся, словно змеи. Я ужасно устал после тяжелого рабочего дня, и перед глазами у меня немного плыло. От этого казалось, что картина колышется, идет волнами, будто в ночном кошмаре.

И тут, ни с того ни с сего, я вдруг подумал: а существует ли картина на самом деле? Право, было бы куда лучше, если б эта пародия на искусство никогда не была написана. Меня посетило сомнение в ее реальности…

И в одно мгновение картина бесследно исчезла. От нее не осталось ничего, даже более светлого пятна на стене.

Я встал с кресла и подошел посмотреть на стену поближе. Должно быть, решил я, Сюзан сняла картину, когда я задремал. Странно.

Из кухни появилась жена, немного раскрасневшаяся и, как всегда, по-своему очаровательная. Сногсшибательная стройная блондинка.

— Суп почти готов, — сказала она.

— А где картина? — спросил я.

Сюзан озадаченно посмотрела на меня.

— Какая картина?

— Твоя. Сюрреалистическая. — Я показал на стену.

Сюзан натянуто хихикнула и подошла ближе, явно рассчитывая на поцелуй.

— Эд, ради бога, о чем ты? Ты же знаешь — у нас не было никаких картин.

— Если ты решила выбросить ее, — сказал я, поцеловав, наконец, Сюзан, — я не буду возражать. Совсем наоборот.

— Ты с ума сошел, — ответила она и вернулась на кухню.

Я снова посмотрел на стену и не увидел даже дырки от гвоздя, на котором висела картина. Я обыскал квартиру, но полотна нигде не было.

Сюзан приготовила бифштекс. Я чувствовал его запах, но когда попытался открыть крышку жаровни, жена шлепнула меня по руке и
Читать дальше →