avatar

тебя живущий

ты не в своём уме. у тебя нет своего ума. ты полностью в чужом уме. ты живёшь не своей жизнью. ты — просто проживаемость не своей жизни. ощущение себя, заглядывание за себя, чтоб увидеть тебя живущего, мысли — всё это проживаемость не твоей жизни. чужая жизненность не подчинена тебе нисколечко. ты даже умереть не можешь. некому и не чем. чтобы ты ни вытворял, не выйдет за пределы чужой жизни, которая с любовью оживляет любые твои выкрутасы. и нет ничего ближе неё. а ты, как живущий, не более чем недоразумение. тебя, как источника якобы своей жизни, просто нет. это, кстати, единственное, что не оживляется живущим тебя. даже ощущение себя — пожалуйста, вот оно, а вот ты как центр этого ощущения — нет, хоть и кажешься наиболее живым. ты просто реализованный потенциал неверного прочтения, когда безначальность не твоей жизни читается как начало тебя, а её безвременный свет как текущая из этого начала твоя жизнь. не найти обладателя чужого ума, но и не потерять его ум. да и есть ли он, этот чужой? что есть, так это живущие чужим умом мысли на этот счёт. да и чужой он лишь тем, что просто не твой.
avatar

Почему ваш мозг ненавидит других людей

И как заставить его думать по-другому

Ребёнком я увидел версию фильма «Планета обезьян» от 1968 года. Как будущий приматолог я был им заворожён. Много лет спустя я нашёл анекдот о съёмках этого фильма: в обед люди, игравшие шимпанзе, и люди, игравшие горилл, ели отдельными группами.

Говорят, что «В этом мире есть два типа людей: те, кто делят людей на два типа, и те, кто не делят». На самом деле первого вида людей гораздо больше. И последствия деления людей на «наших» и «не наших», членов нашей группы и остальных, людей и «других», могут быть очень тяжкими.

Все люди проводят разделительную черту «свой/чужой» по расам, этническим признакам, полу, языковой группе, религии, возрасту, социально-экономическому статусу, и так далее. И в этом нет ничего хорошего. Мы делаем это удивительно быстро и эффективно с нейробиологической точки зрения. У нас существует сложная систематика и классификация способов, которыми мы наговариваем на «них». Мы делаем это с изменчивостью, варьирующейся от мелкой минутной агрессии до дикарской резни. А также мы постоянно определяем, что плохого в «них», основываясь на чистых эмоциях, за которыми следует примитивная рационализация, которую мы путаем с рациональностью. Грустно.

Но, что главное, существует повод для оптимизма. По большей части потому, что у всех нас в голове существует множество различных определений мы/они. «Они» в одном случае могут оказаться принадлежащими к категории «мы» в другом, и переход оттуда сюда может занять мгновение. Так что есть надежда, что с помощью науки землячество и ксенофобия могут поутихнуть, возможно, даже до такой степени, что голливудские шимпанзе и гориллы смогут обедать вместе…


Читать дальше →