avatar

Отказ от правды

Каждый осознанный отказ от правды автоматически вызывает компенсаторную реакцию в твоей собственной душе.
Когда ты лжешь сам себе, как обстоят дела, тогда та часть тебя самого, которая знает истинную правду, склонна уходить в подсознание, откалываться от области осознаваемого тобою.
Однако эта утраченная часть тебя затем вынужденно борется за большее признание путем открытого принятия истинной правды… и борется порой крайне неприятными методами.
Все, что отрицается, всего лишь стремится стать для тебя в полной мере осознанным, пережитым тобою… и в конце концов провозглашенным.
Рано или поздно неизвестное непременно станет известным.
Рано или поздно тайное устанет скрываться.
Чак Хиллиг

avatar

Понравилась цитата.....

Открыто являясь тем, кто ищет Его всем сердцем,
и скрываясь от тех, кто всем сердцем бежит от Него,
Бог регулирует человеческое знание о Себе.
Он дает знаки, видимые для ищущих Его и невидимые для равнодушных к Нему.
Тем, кто хочет видеть, Он дает достаточно света.
Тем, кто видеть не хочет, Он дает достаточно тьмы.

Блез Паскаль
avatar
avatar

Осознание

«От того, что река осознала себя рекой, ее течение не меняется — течет, как текла. И если в ней были какие-то буруны и водовороты, то, с чего бы им исчезнуть? С другой стороны, есть какое-то интуитивное ощущение, что крутой горный склон спускается в зеленую долину, где течение реки будет более тихим и спокойным… а где-то еще чуть дальше река впадает в океан и окончательно утрачивает всякое мнимое чувство отдельности.» О.Сатов.река
avatar
avatar

Махатма Ганди:

«Для того, чтобы созерцать всеобщий и вездесущий дух истины, надо уметь любить презреннейшее создание — самого себя. И человек, стремящийся к этому, не может позволить себе устраниться от какой бы то ни было сферы жизни. Вот почему моя преданность истине привела меня в область политики; и без малейшего колебания и вместе с тем со всей смиренностью я могу сказать, что тот, кто утверждает, что религия не имеет ничего общего с политикой, не знает, что такое религия».

avatar

отрывок

Тибет.

Привет, друг дорогой, шлёт тебе Заратустра из места одинокого, где даже горы кажутся одинокими!
Ну и странных же людей повстречал я здесь: жизнь свою они превратили в покой, ибо так готовятся они к смерти, которая больше для них, чем жизнь. Странно ли, что и горы кажутся здесь одинокими?
Ходят они как тени, эти жёлтые люди, говорят они тише листвы пожухшей, улыбаются только губами и шаркают по скалистым склонам протёртыми своими сандалиями.
Сначала мне понравилось среди них, но потом ощутил я, что и сам уподобляюсь я тени. «Но тени чего?!» — спросил я себя. И не было мне ответа, и только странные люди улыбались мне тонкими расщелинами своих глаз, шепча, подобно листве пожухшей, загадочные слова, которые я не в силах был разобрать.
Говорили они мне о черни, говорили тихо, говорили застенчиво. Чернь — это люди, которые умирают, но родятся в скором времени снова. Они же, эти странные люди, что шаркают по склонам в протёртых сандалиях, люди эти, средь которых и горы кажутся одинокими, решили умереть насовсем.
И тогда увидел я, что они уже умерли! Среди теней находился я, и сам чуть было не стал я тенью. Отчего же зовут они чернью тех, кто не стал ещё тенью, а себя — нет, хотя сами они — тени, а тени черны! Кем ещё быть теням, если не чернью?
И тогда разъяснили мне странные люди эти, чтоесть чернь. «Чернь — это созидающие», — так думают эти жёлтые люди в протёртых сандалиях, что живут среди гор, которые кажутся оттого одинокими.
«Но что же жизнь тогда, если не созидание?» — спросил я людей этих, глядя в узкие расщелины их неморгающих глаз.
«Жизнь — это страдание, и она иллюзорна», — ответили мне тонкие губы их.
«Но что же реально тогда, если не жизнь?» — снова спросил я людей этих странных.
«Реальное непостижимо», — ответили они, улыбнувшись пустыми глазами, и стали вовсе безгласны.
Умереть в жизни — вот оно высшее благо для тех, кто не считает себя чернью, но чёрен, как тень.
«Зачем же ушли вы в горы? Там, внизу, полным-полно таких, как и вы, и
Читать дальше →
avatar

Статью пишу

Попросили меня написать статью. Я статью обдумываю и с этой стороны и с этой стороны, но как бы не обдумывал всё равно есть много направлений и по сути все они имеют место жить.
Но ни одно не истинно. Выберу одно направление и напишу, потом другое и напишу и так бесконечно.

А эту цитату я пишу потому что пока никак её не запомню, да и суть не уловлю до конца.

Единственная практика, которую я бы рекомендовал…
Каждый раз произнеся, или помыслив, слово «я»…
Осознавать — внимание вошло в воображение…
Потому как это контрагент опосредованного опыта…
И без него регистрация мыслей невозможна…
То есть внимание к этой мысли я, однажды раскроет ее!..
avatar

Из новой книги Виктора Олеговича

Менелай обучал меня взаимодействию с физическими объектами (что включало их создание и уничтожение). В его манере говорить проскальзывало что-то провинциально-буколическое, но я не роптал. Это даже успокаивало.
– Как ты думаешь, почему медиума, работающего с Флюидом, называют «шивой»? – спросил он во время первого урока.
Я пожал плечами.
– Это имя используется, потому что Шива – бог, занятый одновременно творением и разрушением. Они кажутся взаимоисключающими, но на самом деле невозможны друг без друга – без творения нечего разрушать, а без разрушения негде творить. Эти два аспекта связаны друг с другом через танец.
– Как именно? – спросил я.
– Через танец, – улыбнулся Менелай. – Когда ты спрашиваешь «как именно», ты просишь связать их через слова. Но здесь не дается подробных объяснений – как и при обучении танцу. Когда ты танцуешь, ты не вспоминаешь названия движений. Ты не планируешь, куда поставить ногу, и не размышляешь, как оторвать ее от земли. Танцор делает все интуитивно, ухитряясь не наступать на туфли партнерше и не толкать стоящих рядом. Он чувствует ритм и совершает единственное движение, правильное в этот миг. Последовательность таких движений и есть танец. Шива не говорит, а танцует.
Менелай сделал несколько вальсирующих шагов. Он явно отстал от эволюции танца – что, наверное, и позволяло ему пользоваться подобными метафорами.
– Как только ты перестанешь быть частью танца, – продолжал он, – ты отдавишь партнерше ноги, врежешься в соседнюю пару и твое личное самовыражение станет препятствием для мироздания… Даже Шива танцует, подчиняясь правилам. Разница лишь в том, что его танец происходит в самом центре мира. Но это не значит, что у него больше свободы. У него больше ответственности. От его танца зависят танцы
Читать дальше →