avatar

Какао

Я прихожу с работы раньше своей Любимой. Я лежу на диване в предвкушении того, что она принесет чего — нибудь вкусненького. Я и сам бы мог купить вкусненькое, но это не будет сюрпризом. А тут, я не знаю что это будет. Я так раньше ждал свою маму, она всегда приносила что нибудь колониальное и, бросив сумки, тут же делала бутеры с колбаской, пахнущей чесночком, на всю семью и уж потом переодевалась и вставала к плите. А мы жадно жевали и слушали последние новости. Что — то подобное происходило теперь и в моей семье, с той разницей, что я никогда не мог угадать, будет ли это вкусно или горько. Дело в том, что цикл в нашей семье был равен двум неделям. Пол месяца идилия и после этого скЭндал, три дня рецессии и опять идилия. Описываемый мной день уже приближался к черной дате, но у меня было хорошее настроение и я был уверен, что вечер будет приятным.

Но по каким то неуловимым признакам, как чуткая кошка, я по порывистому цоканью каблуков моей любимой, раздающемся на первом этаже нашего подъезда, находясь в квартире на втором этаже, слышал, что что-то пошло не так и тучи сгущаются.

Я открыл дверь улыбаясь. Любимая быстро зашла в прихожую, передала в мои руки сумки, метнула искры в комнату, где у дивана стоял табурет, на котором маячил бокал с отхлебнутым пивом, полторашкой и тарелкой с чипсами, сбросила сапоги, заскочила на кухню и сказала:

— А что? К моему приходу нельзя было почистить картошки?
— Любимая, мне для этого нужно всего десять минут..,- сказал я и понял, что «дело пахнет керосином».
— Да нет уж, я теперь и сама почищу.

Я, занёс пожитки в кухню, распихал продукты по шкафам и холодильникам и смылся в комнату. На всякий случай допил пиво из бокала и потащил полторашку на кухню.

— Дорогая, давай я тебе пивка налью, для расслабонуса, — сказал я весело, все ещё надеясь на исправление ситуации.
— Дома жрать нечего, мне не до пива, опять ножи не точены, — недовольным голосом крикнула жена и стала, гремя ящиками, искать точило.

-
Читать дальше →
avatar

Зомби

В мультике про Масяню есть такой эпизод. Масянин муж смотрит в окно, Масяня подходит сзади, смотрит в окно и спрашивает:

— Ну чо там, чо там на улице? Зомби есть?
— Не. Ваще никого нету…
— Ээ… ну что за вирус блин отстой… фу…, — с сожалением протягивает Масяня.

А ещё Масяня на карантин поселила у себя в квартире Бродского и он все время подпездывает:

— Не выходи из дома, не совершай ошибку…

А ещё они, Масяня и ее муж, смешно издевались над словом «шлюп». Они, перекликаясь, произносили его нараспев, на все лады:

— Шлюююп… Шлюююп.

К чему я это. Мы живём в интересное время. Мир слегка сходит с ума. Киношники рисовали апокалипсис в более жестоких красках… Мысль потерялась…

Расскажу, как я покупал солнцезащитные очки.

Старые я оставил на лавочке, когда был в кризисе. Они служили мне долго. Очень нравились. Чуть от старины в них было. Дужка и оправа, были массивными, из пластмассы, в которой встречались наплывы коричневого, черного, бронзового и перламутра. Стекла в форме трапеции и верхняя линия капель чуть переломлена в середине, с загибами краев вверх.

Я искал такие же. Продавец, армянка, спросила, ищу ли я что то конкретное. Я сказал, что, да, и описал ей так, как описал читателю чуть выше. Она посмотрела по своим витринам и сунула мне в руки совсем другие очки. В тонкой металлической оправе, с маленькими стеклами, овальными, овал образован ломанной линией с шестью углами. Видимо, в ее понимании трапеция такая. Явно с геометрией в школе у нее был не порядок. У меня по геометрии была пятерка и я сейчас упаковщик, а она, хоть и плохой продавец, но магаз, забитый мужскими носками, трусами и очками — имеет. Я сказал тактично:" Не то" Она фыркнула, а муж, армянин, стоящий чуть дальше, сказал ей: «Пусть сам выбирает, не мешай». Что я и сделал. Я нашел похожие очки, только оправа была просто матово-черная и верхняя линия прямая. Я смотрелся в зеркало, а горе — продавец посчитала нужным пропеть с армянскими
Читать дальше →
avatar
avatar

Чистый лист

Чистый лист (рассказ).
«Процесс написания какого-либо произведения — это как роды. Сначала из смутного ощущения сгущается некий зародыш как потребность что-то описать или выразить некое неясное чувство. Погружаясь в него глубже, оно обрастает мыслями, начинает уплотняться, обретать какие-то формы, конкретизироваться.
Творчество — это не только писать стихи или музыку — это вся наша жизнь.
Веретено ума начинает сплетать между собой различные нити, образовывая узорчатую ткань из всего прожитого, увиденного, прочувствованного. Веретено не знает какой получится ковёр в результате, потому что процесс этот живой. Как сама жизнь, он проистекает всегда непредсказуемо и приводит к результатам неожиданным. Для автора процесс творчества — это как медитация или портал в какие-то измерения своей души, которые в быту мало доступны для восприятия. Это исследование, осмысление, созерцание. Это попытка развязать запутанные клубки и создать из них нечто красивое.
И как роды, процесс этот проходит в муках, потому что изначальная основа, отправная точка, первый импульс, сподвигающий писать — это боль. Ясность происходит из неясности, из попыток разобраться что происходит. Структура возникает из хаоса, любовь возникает из одиночества, прощение из обиды, раскаяние из осознания греха, бесстрашие из трусости, а шедевр — из боли. Эти пары порождают друг друга и друг без друга существовать не могут. Иначе просто нечего писать, незачем и некому. Иначе не тронет.
И если произведение сформировалось, оно становится твоим ребёнком, начинает жить своей собственной жизнью. Можно им гордиться, можно его стыдиться, можно пытаться его улучшить, а можно отпустить в свободное плавание и продолжать своё исследование жизни через иные формы, ведь процесс познания себя и мира нескончаем.
За горизонтами будут новые горизонты. Скучно бывает только в болоте, а в дороге скучно не бывает. И никаких ног не хватит, чтобы истоптать все дороги...»
Андрей перечитал написанное и закатил глаза к потолку. Ему не
Читать дальше →
avatar

Война с самим собой

Блуждая во тьме и с горечью вспоминая тот удивительный свет, я пытался вести к нему других. Но окончательно заблудился и забыл путь. Раз за разом я пытался идти той же дорогой, но не мог нащупать ту старую тропинку. Она словно погрязла в болоте, стала непроходимой, заросла ветвями заблуждений и красивых идей. Иногда призрачный луч касался моего внутреннего взора, но сразу исчезал, не оставляя ни следа, ни знака. Бывало, я видел тот свет, но рядом возникало угрожающее войско и отражения на их стальных доспехах пугали и отвлекали меня. Их мечи были непроходимой преградой. Можно ли найти лазейку, проскользнуть незаметно? Нет, догонят, разорвут. Меня ждет битва, но когда осмелюсь? Да и как можно победить? Ведь я один, а их не счесть.
Стремление к свету нарастало и все желания ушли. Неважно все. Меня ждет битва, но где, когда? Но я не тот, кто выбирает час и день. Не тот, кто достает оружие.

То войско, что преградило путь к свету, неудержимо двигалось на меня. Днем и ночью оно посылало шпионов и воинов. Те воины незримо терзали меня. И незаметно, со всех сторон окружали. Наступил тот час, когда уже не было сил сопротивляться и увидев это, они достали свои мечи и оставшаяся сила покинула меня — я не смогу сражаться с войском, что так нежданно появляется из тьмы. Но как же свет? Ведь без него нет смысла в жизни для меня.

Впервые я поднял голову и прямо взглянул в их суетливые, бегающие глазки. Но взгляд мой коснулся их доспехов и я увидел в них себя. Все тот же шлем, доспехи, меч. Я — воин той же стороны. Я сам, что бьет себя мечом. И не солдат я — командир, что управляет ими всеми. И в тот же миг они разделились. Две стороны, что бились под знаменем одним, внезапно напали друг на друга.

Один лишь взгляд и битва началась. Одно мгновение и все повержены, упали. И я — их командир — лежал без чувств, без признаков дыханья. Дух армий призрачных растаял без остатка. И я угас, забылся и пропал. Все залил свет, что выглянул внезапно. И тишина, без шороха и мрака все
Читать дальше →
avatar

Просветление под дулом пистолета



Просветленный поднялся на сцену и плавно опустился на кресло. Зал погрузился в молчание, присутствующие наслаждались тишиной, которую якобы порождал мастер. Прошло несколько минут и просветленный сказал, что можно задать первый вопрос. Из зала поднялась худенькая девушка лет тридцати и двинулась к сцене — так здесь было принято. Она присела на стул напротив. Любящие глаза просветленного спокойно смотрели на незнакомку.

Мастер кивнул, показывая, что готов выслушать вопрос. Но девушка ничего не сказала, а лишь приподнялась и отвесила мощную пощечину просветленному. Его волосы разметались в разные стороны, на побледневшем лице выступила яркая краснота. Зал зашумел, люди повскакивали со своих мест. Внутри мастера поднялось отождествление, мысли и негодование перемешались. Он хотел злобно закричать, хотел ударить в ответ, хотел убежать. Но он резво поднял руку и успокоил своих учеников.

— Все в порядке. Ничего страшного — сказал он и его самообладание стало медленно возвращаться.

На лице просветленного расцвела улыбка и с каждой секундой он чувствовал себя все лучше и лучше. Он ощущал себя еще более великим мастером, чем до этой пощечины. Глаза незнакомки тем временем были пустыми и неопределенными. Она не улыбалась как все другие, а лишь пристально наблюдала.

— Вы преподали нам всем хороший урок — заговорил было мастер, но в тот же миг получил второй удар. Кулаком в нос.

Кровь брызнула на белые одежды мастера и он побледнел сильнее прежнего. “Что происходит? Что делать? Нужно бежать” — мельтешило в уме. Но осознав мысли как нечто отдельное, он растворил их и продолжил сидеть. Страх заставил стучать сердце, его гул отдавался в ушах. Руки тряслись, а все тело дрожало словно под ударами тока. Мастер отдавал себе отчет в том, что происходит. Он старался свидетельствовать реакции в теле и не сопротивлялся им. Несколько мужчин двинулись к незнакомке, желая скрутить ее и сдать в полицию, но мастер вновь их остановил, подняв руку в знаке “стоп”. Люди, выражая
Читать дальше →
avatar

Приключения создателя.

— Отец!
— Да, сын мой.
— Я создал новую игру. Я назвал её «планета людей».
— Интересно?
— Ещё как! За ними так интересно наблюдать, они такие все разные, каждый в единственном экземпляре. Ты же знаешь, я не люблю повторов.
— Это у нас семейное.
— Знаешь отец, мне пришла интересная мысль. А что если я частью себя воплощусь в одном из людей в этой игре, и проживу эту игру изнутри?
— Ты и так видишь и чувствуешь каждого, — ответил отец.
— Но это не то, это всего лишь взгляд сверху, а хочется посмотреть снизу.
— Ты волен делать так, как хочешь.
— Отлично! Я пошлю часть себя на эту планету, и воплощусь в одном из людей. Это будет интересный опыт.
**************
Уа….Уа…Уа… — почему они меня не слышат, они что глухие? – мысленно думал я, находясь в теле новорождённого ребёнка. Горло производит только непонятные для окружающих звуки. Тело совершенно не подчиняется законам гравитации и совершенно беспомощно.
Родившая это тело женщина, взяла моё тело и мило улыбаясь, ткнула свою грудь в мой рот. Тело инстинктивно среагировало, и стало сосать и впитывать в себя беловатую жидкость с необыкновенной жадностью, и после наполнения желудка, задремало.
— Эй, проснись, ты чего, рано ещё спать….- пробовал будить я своё тело, но куда там. Моё тело жило своей жизнью, отличительной от меня. Оно не умело ни ходить, ни говорить, никакой самостоятельности. Тело жило своей. Отдельной от меня жизнью. В теле постоянно шла работа по созданию новых клеток, и это требовало много времени.

Продолжение следует, но не
Читать дальше →
avatar

Средство от комаров.

Купил я новое средство от комаров. Без запаха. Но с интересным побочным эффектом. При включении фумигатора комары собираются в стаю и водят хоровод на потолке, пока не падают мёртвыми от усталости. Ну и ладно. Зато не кусают.
На третий день я заметил нечто ещё более странное в поведении комаров. Теперь они не водят хороводы, а собираются в кучку и как будто что то обсуждают. Это начало настораживать. Кажется они эволюционируют. Завтра
Читать дальше →
avatar

РАССКАЗ О...

Аркадий Петрович заварил крепкое кофе, налил его в маленькую изящную чашечку и закурив сигару вернулся к недописанному роману. Главный герой романа названый автором Айвен сидел на берегу океана и бездумно смотрел на набегающие волны. Всё, что было можно потерять, он уже потерял. Пожар сжег его дом, женщина, которую он любил, и двое детей погибли в этом пожаре. Айвен остался один больной и измученный. Его тело обгорело, левая рука не сгибалась, а лицо покрытое шрамами напоминало маску ужаса. Как загнанный волк он бежал и бежал, а неведомая ему сила гнала его вперёд, разрушая все, на что Айвен пытался опереться. Люди сторонились его, чувствуя печать проклятья и действительно везде, куда Айвен приходил, начинались проблемы. Умирали домашние животные, болели дети, налетала саранча. Он перестал заходить в деревни, предпочитая ночевать в поле, но и там смерть и разрушения преследовали его. Тени отброшенные костром надвигались, превращаясь в обгоревшие тела детей и жены, и Айвен в ужасе сворачивался в клубок, закрывая ладонями уши, что бы ни слышать их предсмертных криков. Он молил о смерти, но не мог сам сделать этот шаг и продолжал жить, не понимая за что ему это. Странствия Айвена привели его на берег океана, дальше бежать было некуда.
Аркадий Петрович с наслаждением отхлебнул кофе, и на мгновение, придержав его во рту, насладился его терпким вкусом. В голове крутилось два возможных вариантов развития сюжета. На горизонте мог показаться пиратский фрегат и Айвен станет жестоким пиратом, наводящим ужас на прибрежные города. Другой вариант, слепая девушка, которая должна возникнуть на его пути и стать началом новой жизни и новой семьи. Аркадий Петрович по натуре не был злым демиургом, хотя и любил сгущать краски, заставляя читателя погружаться в пучину боли и отчаянья вместе с героями.
Вдохнув ароматный дымок сигары, Аркадий, занёс пальцы над клавиатурой. Решение было принято, и Айвен должен был продолжить свой путь в качестве безжалостного пирата. Но пальцы так и не
Читать дальше →
avatar

ВСЕМОГУЩИЙ.

Алексей шел, неторопливо переставляя ноги и поглаживая пролетающие мимо облака. Он мог мгновенно оказаться в любой точке созданного им мира, но иногда хотелось просто неспешно погулять, подставляя грудь тёплому солнышку… В этом мире он был всем и солнышком и облаками и высоким костлявым мужчиной сорока лет, с худым лицом впавшими щеками, высоким лбом и синими глазами, смотревшими на мир с детским удивлением.
Внизу кочевники совершали набег на деревню. Алексей чувствовал их весёлую ярость, его сердце замирало от предвкушения богатой добычи, чресла сладко ныли, ожидая мига, когда он сможет вонзиться в жаркую податливую плоть испуганной поселянки. И одновременно холодный ужас перехватывал дыхание, а руки судорожно прижимали к себе младенца. Алексей был этим кричащим младенцем и испуганной матерью и стариком на дрожащих ногах, чьи пальцы вцепились в старый меч, а глаза ожидали мига, когда дверь амбара распахнётся и воняющая кровью и потом туша кочевника замрёт в проёме дверей. Старик молился, что бы ему хватило сил нанести свой последний удар и умереть в бою как и положено воину. Как кочевник он направлялся к этому сараю в предвкушении добычи и женщин, как старик он ожидал славной смерти. Как перепуганная мать он вжимался в угол, закрывая рот плачущему ребенку.
Мир по имени Алексей имел своё начало. Алексей помнил яркий свет встречных фар, побелевшие от напряжения руки, вцепившиеся в руль и бесконечно медленно приближавшееся лобовое стекло. Дальше была вспышка и бешено вращающаяся световая спираль разряженного мерцающего и переливающегося всеми цветами радуги тумана сгустилась в мир.
Очень скоро Алексей понял, что этот мир абсолютно послушен его воле Дорога появлялась под его ногами, и он был и ногами и дорогой. Повинуясь мимолётной мысли, вырастали горы и так же мгновенно исчезали, сменяясь пустотой или морем. В этом мире были и люди, они суетливо бегали по своим делам, сидели в офисах, дрались, совокуплялись. Торговали на базаре, били кузнечным молотом,
Читать дальше →
avatar

ДЯДЯ СТЕПА (2003)

Уж если кому и приходилось на белом свете туго, то не вам и не мне, и не тем людям за окном, что тащатся в своих автомобилях незнамо куда, но точно не за своим счастьем, а человеку по имени Степан. Ведь кого чем наградил Бог; кое-кто и вовсе не радуется такой награде, а Степан и подавно. Как такому веселиться, если посмотришь на него и только вздохнешь. А ведь, самое главное, было бы из-за чего горевать: подумаешь, вымахал парень с пожарную каланчу, ну и что за беда? Другой вот от горшка два вершка, грудь-спина колесом, ковыляет на своих ножонках-отросточках, а Степан-то — эх, гляди какой! Но разве скажут люди: великан? Куда там, обзовут или шпалой, или оглоблей, или еще придумают чего похуже, и ходи себе как идиот, поплевывай на обидчиков сверху, да ведь на всех и слюны никакой не хватит. Трагедия!

Родился Степан большим мальчиком: четыре с лишним килограмма и полметра росту, так что едва не погубил свою бедную мамочку. Врачи только руками разводили: такая маленькая женщина, по правде говоря, совсем коротышка, и в животе, вроде, разве что хорек поместится, а вот взяла и родила здоровенного богатыря. Легко сказать — родила: пришлось в причинном месте столько раз покромсать, что когда, по числу разрезов, дожил Степан до семнадцати годков, был он уже здоровенным верзилой, хоть показывай в цирке за большие деньги как чудо света. Хотя, говорят, все пошло от воспитания: намучившись родами, мать решила остатки своей небогатой жизни перелить в дитятю, а тому, выяснилось, только волю дай. «Расти, сынок, — все приговаривала мама, — расти большой-пребольшой...»

Вот и началось. Под подушкой — книжки, на тумбочке — витамины, на кухне — дым коромыслом от супов и котлет, по выходным -музеи и театры, летом — Петергоф и Коктебель. Любой на таких харчах подойдет, как тесто, а Степу и просить не надо. То ли он к солнышку тянулся, то ли куда повыше, то ли уход за ним был особый, то ли в генах поломка вышла, но началась у парня веселая жизнь. Еще школу кончить не успел, а уже
Читать дальше →